znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Categories:

«Скорая» поможет вам без вашего согласия: законотворцы намерены ограничить права граждан

01.10.2020 г.

Группа депутатов и сенаторов, первым в списке которой значится председатель Комитета Госдумы по охране здоровья, известный лоббист тотальной вакцинации от чего угодно Дмитрий Морозов, еще в октябре 2019 г. внесла в парламент ПФЗ № 812687-7 «О внесении изменений в статью 20 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» об информированном добровольном согласии на медвмешательство (https://sozd.duma.gov.ru/bill/812687-7). По мнению инициаторов поправок, ныне существует очень большая правовая неопределенность в ряде случаев, когда гражданину необходимо срочно оказать медпомощь, получить согласие у него или законного представителя затруднительно, и времени на это катастрофически не хватает. По сути, все изменения сводятся к расширению числа ситуаций, когда тело человека де-юре уже не будет ему принадлежать, а станет «собственностью» медиков, получающих возможность проводить практические любые манипуляции без добровольного информированного согласия пациента






В случае принятия законопроекта, у медицинских работников скорой медицинской помощи появляется возможность оказать помощь незамедлительно и своевременно. Принятие законопроекта ускорит получение гражданами своевременной и качественной медицинской помощи и позволит обеспечить правовую защищенность медицинского работника выездной бригады скорой медицинской помощи», – уверенно заявляет коллектив авторов ПФЗ, делая акцент на большую заботу о здоровье населения.

Это все замечательно, но в предлагаемой к изменению ст. 20 уже значится следующий пункт, при котором согласия от гражданина никто ждать не будет:

«…если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю или отсутствуют законные представители».

Перечислим оставшиеся исключительные случаи, коих на самом деле набирается немало:

«- в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих (в данный список Правительство оперативно внесло новую коронавирусную инфекцию – прим. ред.);
- в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами;
- в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния (преступления);
- при проведении судебно-медицинской экспертизы и (или) судебно-психиатрической экспертизы;
- при оказании паллиативной медицинской помощи, если состояние гражданина не позволяет выразить ему свою волю и отсутствует законный представитель».


Как говорится, чего же боле? Из пояснительной записки следует, что законодатели очень желают приравнять граждан, находящихся «в состоянии стресса» к лицам, страдающим тяжелыми психзаболеваниями, а также ввести в тему отказа/согласия на медвмешательство определение «угроза здоровью» – гораздо более широко трактуемое, чем угроза жизни. Все это уже заставляет напрячься. А теперь перейдем собственно к предлагаемым поправкам. Их всего две. Первая предполагает согласие гражданина по умолчанию на любую манипуляцию от скорой (специализированной) помощи. Возможность отказа сохраняется в заявительном порядке и в письменном виде:

Медицинское вмешательство без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя допускается:

«7) при оказании скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи вне медицинской организации, за исключением случая, когда гражданин или его законный представитель выразили отказ от медицинского вмешательства, который оформляется в виде документа на бумажном носителе».


Вторая поправка устанавливает статус старшего медработника выездной бригады скорой, который принимает решение об оказании медпомощи без согласия гражданина:

«4) в случае, указанном в пункте 7 части 9 настоящей статьи, - медицинским работником выездной бригады скорой медицинской помощи, назначенным старшим, при оказании скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи вне медицинской организации с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента и последующим уведомлением должностных лиц медицинской организации (руководителя медицинской организации или руководителя отделения медицинской организации), гражданина, в отношении которого проведено медицинское вмешательство, одного из родителей или иного законного представителя лица, которое указано в части 2 настоящей статьи и в отношении которого проведено медицинское вмешательство».

Таким образом, законодатели порождают очевидный правовой коллапс. Ведь в статье 9 ФЗ 323 перечисляется исчерпывающее число случаев, когда от медвмешательства невозможно отказаться. И внезапно сюда вносят позицию об оказании скорой помощи, в решении по которой, несмотря на сохраненную возможность письменного отказа, главным оказывается старший врач медбригады. Он наделяется правом совершить медвмешательство без согласия больного. И как, простите, будут разрешаться конфликтные ситуации между врачом и пациентом? Путем мордобоя или вербальных споров – кто кого перекричит? Кроме того, здесь явно ставятся под удар несовершеннолетние, рядом с которыми во время прибытия скорой не оказалось законных представителей. Они-то точно не смогут подписать письменный отказ, а значит, все медвмешательства им будут проводиться по решению старшего в бригаде скорой.

К чему же такое излишнее правовое регулирование в столь чувствительной сфере, порождающее новые конфликты, а никак не разъясняющее ситуацию? Обратим также внимание на повторное заключение правового управления ГД во главе с Е.В. Горбачевой, которое явно носит неодобрительный характер:

«Все названные условия для медицинского вмешательства без согласия гражданина охватываются пунктом 1 части 9 статьи 20 Федерального закона, а механизм принятия решения о медицинском вмешательстве по данному основанию изложен в пункте 1 части 10 статьи 20 Федерального закона.

Отношения субординации между работниками выездных бригад скорой медицинской помощи при принятии решения об оказании скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи вне медицинской организации (пункт 2 законопроекта) не являются предметом регулирования Федерального закона и должны рассматриваться должностными лицами медицинской организации при формировании соответствующих бригад.

Учитывая изложенное, по нашему мнению, законопроект представляет собой излишнее правовое регулирование».


Добавим от себя – это не просто излишнее правовое регулирование, это явный заход в сторону умаления прав граждан на распоряжение собственным телом. О возможности отказа от медвмешательства врачи скорой вряд ли будут сообщать дополнительно, да большинство СМИ подают этот ПФЗ именно как
шаг к отказу от рассмотрения мнения пациента при оказании ему скорой помощи.


скорая помощь


Таким образом, налицо явное продвижение окна Овертона в сторону карательной медицины. С учетом принудительных «антикоронавирусных» мер, которые у нас так полюбили чиновники от медицины во главе с главсанврачом Анной Поповой, наш народ наверняка вскоре будет глубоко задумываться, прежде чем вызвать скорую помощь. Не надо забывать, что такая скорая специализированная помощь по закону может оказываться гражданам и в стационаре – и согласия теперь ни с кого требовать не будут – здесь открывается широкое поле для экспериментов над больными людьми. К специализированной скорой медпомощи также относится и высокотехнологичная помощь – т.е. господа-трансгуманисты со своими чипами и нейроинтерфейсами наверняка найдут, где разгуляться.

Добавим сюда действующую в РФ презумпцию согласия на посмертное донорство органов – и картина станет совсем печальной. Остается надеяться, что голос разума среди депутатов все-таки восторжествует и принятый в первом чтении опасный законопроект, затрагивающий права и свободы каждого из нас, все-таки будет отклонен.

РИА Катюша

via

Tags: В РОССИИ, ЗАКОНОПРОЕКТ, МЕДИЦИНА, МОРОЗОВ ДМИТРИЙ, ОБЩЕСТВО, ПАРЛАМЕНТАРИИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments