znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Category:

К чему стремится Молотов?

На прошедшей неделе главная новость заключалась в том, что немецкие войска не начали высадку на Британских островах. И то, что эта новость звучала именно так, а не иначе, отчасти связано с одним, явно незначительным обстоятельством: много лет назад русский рабочий паренек по имени Александр Шкварцев не поленился выучить немецкий язык. И вот теперь этот низкорослый человек занимает пост советского полпреда в Германии.

Прошедшей зимой Шкварцев и германский министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп провели вместе несколько приятных вечеров в одном из берлинских кинотеатров. Заходя в зал и покидая его, они мило беседовали о том, какие дружеские отношения установились между двумя странами. Однако в последние полтора месяца полпред Шкварцев наверняка не раз пожалел, что так свободно владеет немецким: ему приходилось выслушивать возмущенные тирады Риббентропа, которые хитрый германский министр не пожелал оформить в виде официальных нот протеста.

В конце мая глава германского МИДа начал осаждать полпреда упреками за то, что Россия не осуществляет поставки, предусмотренные двусторонним торговым соглашением, заключенным в феврале месяце. Из-за необязательности России, объяснял герр фон Риббентроп, Германии приходится по бартеру закупать нефть, хлопок и продовольствие на Балканах, расплачиваясь станками и оборудованием. В результате Германия не в состоянии выполнить русские заказы на свою машиностроительную продукцию. Более того, отмечал министр иностранных дел, русские газеты чересчур сдержанно комментируют успехи вермахта в Голландии, Бельгии и Франции. Наконец, что за интриги плетет в Москве британский посол сэр Ричард Стаффорд Криппс? Не пытается ли он вбить клин между Россией и Германией? Так или иначе, пора уже обеим странам четко договориться о разделе сфер интересов в Восточной Европе. Ведь в ближайшее время у Германии будет полно дел на Западе.


Когда шеф полпреда Шкварцева, предсовнаркома и наркоминдел Вячеслав Михайлович Молотов, узнал о содержании этих бесед, ему наверняка пришли на ум кое-какие исторические параллели. В Тильзите Наполеон тоже предлагал царю Александру I поделить Европу между двумя империями. Если бы Александр остался верен заключенному в Тильзите соглашению, мир не стал бы свидетелем франко-русской войны 1812 г. И Вячеслав Михайлович, по всей вероятности, предложил своему начальнику – Иосифу Виссарионовичу Сталину – поразмыслить над этим прецедентом.

Когда Иосиф Сталин, нахмурив густые черные брови, погрузился в размышления, он, должно быть, вспомнил о том, что именно с франко-русской войны, с отступления из Москвы началось падение Наполеона. В глазах Сталина заявления Риббентропа выглядели прелюдией к типично гитлеровской схеме: претензии, предложения, требования, угрозы, действия. Коммунист Иосиф Сталин до смерти боится национал-социалиста Адольфа Гитлера, но он хорошо понимает одно обстоятельство, которое другие государственные мужи Европы осознали слишком поздно: германский канцлер уважает только силу. И он решил устроить Гитлеру демонстрацию силы.

В течение полутора месяцев Россия оккупировала три прибалтийские республики – Латвию, Литву и Эстонию – и отобрала у Румынии Бессарабию с Северной Буковиной, насадив на всех этих территориях социалистические порядки. На прошлой неделе красноармейцы лихорадочно строили укрепления вдоль восточного берега Прута, а всю Юго-Восточную Европу прошиб холодный пот от планов премьера Молотова:

- Румыния должна передать России контроль над плацдармами на берегу Прута, возле Рени на Дунае, а также остров Змеиный в устье этой реки, в результате чего Россия станет полновластной хозяйкой крупнейшей водной артерии Европы.

- Кроме того, Болгария при поддержке России, намерена потребовать от той же Румынии срочно уступить ей Южную Добруджу.

- От Турции Россия хочет как минимум совместного контроля над Дарданеллами – воротами в Черное море: из-за этого «приза» царская Россия и Османская империя целых восемь раз схлестывались в вооруженном противоборстве.

Подобной угрозой Адольф Гитлер, конечно, пренебречь не может. Если Болгария – славянская страна – получит всю Добруджу (официальных требований на сей счет она пока не предъявляла), у нее появится общая граница с Россией в Бессарабии. В случае установления гегемонии в Болгарии (а это, вероятно станет следующим шагом Москвы), Россия получит возможность для беспрепятственной экспансии по двум направлениям: 1) на юг к Дарданеллам и – через Трас – к Эгейскому морю (сюда же направлены и взоры Италии), и 2) на запад через еще одну славянскую страну – Югославию – в сторону Албании и Адриатики. Достижение лишь первой из этих двух целей уже остановит экспансию держав Оси на Восток. Если же России удастся выполнить обе задачи, весь Балканский полуостров станет ее зависимой территорией.

Адольф Гитлер воспринял последние шаги России настолько всерьез, что отложил давно обещанное вторжение в Англию и вызвал в Берлин для консультаций по поводу обстановки на Балканах министра иностранных дел Италии графа Галеаццо Чиано. Румыния бросилась в ноги державам Оси, умоляя Германию о спасении. Однако единственное, чего совместными усилиями смогли добиться Берлин и Рим – это не допустить вторжения Венгрии в Трансильванию. Подозрения относительно того, что Россия намеренно провоцирует кризис на Балканах, неуклонно усиливаются.


Вопреки всем очевидным фактам, московская пресса уверяет, будто действия России направлены против Великобритании, а не Германии. Это, впрочем, вполне оправдано с практической точки зрения. Если Германия сможет быстро вывести Британию из игры, Россия сможет, изображая оскорбленную добродетель, заявить, что всегда была верна дружбе с Германией: при этом она уже заняла более выгодные позиции для обороны от возможного нападения немцев. Если же Британия сможет продолжить борьбу, опираясь на свою морскую мощь, Москва окажется в состоянии изменить соотношение сил не в пользу держав Оси, добившись взамен далекоидущих уступок от Лондона. Пока же, угрожая открытием нового фронта на юго-востоке, Сталин загнал Гитлера в угол – в результате чего он получает возможность обменять временное сохранение мира на Балканах на отказ Германии от противодействия захвату Россией Дарданелл.

Цель – одна, методы – разные

Вячеслав Молотов, коктейль Молотова, пакт Молотова-Риббентропа, журнал Тайм, обложки журнала ТаймК началу прошлой недели явная непоследовательность российской внешней политики наверняка поставила большинство граждан США в тупик. В сентябре прошлого года СССР повернулся спиной к западным союзникам и подписал договор о ненападении с Германией. Москва поделила с Берлином Польшу, лишила прибалтийские государства всякой свободы действий, начала войну против Финляндии – и тем самым полностью утратила сочувствие всех стран, кроме Германии. Тем не менее, в последнее время именно на Россию Британия возлагает наибольшие надежды как на потенциального союзника.

Еще загадочнее, в свете реальных действий Москвы, выглядит заявление Молотова о политических целях России: «Задача нашей внешней политики – обеспечить мир между народами и безопасность нашей страны». Если бы перед словом «мир» он добавил «в конечном итоге», молотовская формулировка несколько больше соответствовала бы действительности.


был именно тем человеком, которого Сталин мог вывести на мировую арену без ущерба для собственного престижа. (О «втором лице» в советской иерархии – Андрее Александровиче Жданове – за пределами России мало кто слышал). Молотов невысок ростом, большеголов, заметно заикается. Внешне он напоминает Теодора Рузвельта, но без его мощи и обаяния. На службе он не щадит ни себя, ни подчиненных, весь день проводит заседания, обедает обычно прямо за письменным столом. Даже на официальных приемах Молотов не появляется в смокинге (Литвинов в таких случаях надевал фрак); единственной «буржуазной» уступкой его новой должности стала замена фуражки черной шляпой.

Хотя назначение Молотова было призвано продемонстрировать «самодостаточность» России, эта самодостаточность – не синоним самоизоляции. Россия по-прежнему находилась в уязвимом положении, и самая серьезная и острая угроза ее безопасности исходила от Германии. В напряженные летние месяцы 1939 г. у Кремля возникло ощущение, что Британия и Франция стараются натравить Гитлера на Россию. Пока Британия медлила, затягивая переговоры о союзе с Москвой, и одновременно пыталась «умиротворить» Гитлера, нацеливавшегося на Польшу, Россия также повернулась лицом к Германии.

Результатом стал Пакт о ненападении, подписанный 23 августа 1939 г. Молотов заявил: «Поскольку переговоры [с Британией и Францией] показали, что на заключение пакта взаимопомощи нет основания рассчитывать, мы не могли не поставить перед собою вопроса о других возможностях обеспечить мир и устранить угрозу войны между Германией и СССР. Если правительства Англии и Франции не хотели с этим считаться – это уж их дело. Наша обязанность – думать об интересах советского народа, об интересах Союза Советских Социалистических Республик».

Что дальше?

В основе любых внешнеполитических шагов России лежит стремление обеспечить собственную безопасность. Иосиф Сталин осознает внутреннюю слабость России, как и тот факт, что из всех крупных держав именно она имеет самые протяженные и уязвимые границы. Подобно Александру I, он знает, что плодородные земли и покорное население его страны всегда будут представлять неодолимый соблазн для любого, кто станет властелином Западной Европы. Договор с Германией был призван дать ему время для подготовки к отражению агрессии, обещанной Гитлером еще на страницах «Майн
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments