znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Category:

Внешняя политика Трампа глазами журнала «Foreign Affairs»

22 авг, 2020 в 14:43

ЧАСТЬ 1

В разгар августовского сезона отпусков, когда события в Белоруссии и в Мали, взрыв в Бейруте да разгромные победы мюнхенской «Баварии» над соперниками по пути к финалу Лиги футбольных Чемпионов Европы становятся, чуть ли, не главными носителями мировых новостей, тихо и ненавязчиво прозвучали вдруг глобальные оценки внешней политики США, проводимой Дональдом Трампом, со стороны его политического оппонента



И оценки вполне здравые, без истерики.

А это – чистая, далеко заглядывающая вперед, геополитика в отличие от «голов, очков, секунд» и… взрывов временных эмоций на мировой периферии. Тем она и интересна.

В известнейшем и авторитетном американском журнале «Foreign Affairs», который через пару лет отметит свое 100-летие, лично его издатель – президент не менее знаменитого и консервативного по политическим подходам «Совета по международным отношениям» («Council on Foreign Relations») Ричард Хаасс (Richard Haass) высказал свои оценки того, во что превратилась при Трампе внешняя политика США.

Надо сказать, что и сам Совет, и его глава Хаасс относятся к право-консервативному крылу американского экспертного сообщества, поэтому легкая тоска по былым успехам американской внешней политики и военному присутствию, где бы только ни было – на Земном шаре, явно сквозит в его строках. При этом в них нет оголтелого осуждения Трампа и его новых акцентов в проведении внешней политики США, а содержится более-менее адекватный анализ произошедших перемен, продавленных волей президента США в силу его понимания важнейших для Америки задач на стезе, коей является (или уже являлась?) внешняя политика.

Заголовок объемного материала Хаасса, приданный его тексту – и, как вызов, и, как констатация: «Present at the Disruption. How Trump Unmade U.S. Foreign Policy» - «Присутствуя при разрушении. Как Трамп демонтировал внешнюю политику США». Самое интересное в нем – на что и хочется обратить внимание читателей – структурированный обзор самых разных внешнеполитических решений Трампа за последние три с лишним года. В столь концентрированном и классифицированном виде – это настоящая энциклопедия шагов в международной политике, предпринятых 45-м президентом США.

При этом автор Ричард Хаасс подает это не в крикливом стиле демократической и антитрамповской прессы, а с явным сожалением о том, что эпоха американского доминирования уходит в прошлое, а лозунг Трампа «MakeAmerica Great Again относится только и исключительно к внутренним делам. Он прямо ставит вопрос: «А если Трампа переизберут? Воодушевленный победой на выборах, которую он истолковал бы, как мандат, Трамп, вероятно, удвоит внимание к центральным элементам внешней политики, определившим его первый срок. В какой-то момент её разрушение становится настолько далеко идущим, что пути назад уже нет».

Полагаю, что даже краткое по возможности цитирование основных позиций, заложенных в эту статью Хаасса, даст представление о том, «что Америка потеряла» в связи с внешнеполитическими новеллами Трампа. Если же его не переизберут 3 ноября 2020 года, эти констатации станут просто историческим досье, которое при демократах срочно будет перенаправлено в самых дальний уголок Библиотеки Конгресса США – чтоб и воспоминаний не осталось…

Однако, в случае переизбрания Дональда Трампа и его победы на выборах, именно эти новеллы POTUSa будут максимально укреплены и укоренены в подходах к мировой политики в исполнении США, и сбудутся предсказания Хаасса: «Очень многое зависит от того, каким курсом последуют Соединенные Штаты. Даже частичное восстановление былого сделало бы нынешнюю внешнюю политику Трампа чем-то вроде «умопомрачения» (an aberration), и в этом случае ее влияние было бы ограниченным. Но если его внешняя политика сохранится еще четыре года,.. модель, которой придерживались Соединенные Штаты со времен Второй мировой войны до 2016 года, покажется «отклонением от нормы» – относительно кратким исключением из более давней традиции изоляционизма, протекционизма и националистической односторонности, исповедовавшимися до начала ХХ века. История не позволяет смотреть на эту перспективу иначе, как с тревогой».

Изоляционизм – это американская норма, а внешняя политика США в ХХ веке – это ошибочный путь?

Интереснейший вывод: изоляционизм – это американская норма, а внешняя политика США в ХХ веке – это ошибочный путь, «отклонение от нормы»?! И это пишет лидер группы, выпускающей такое мощное и влиятельное издание, как «Foreign Affairs». Поразительно! Но, не принципиальный ли разворот американских устремлений в XXI веке рассмотрел Ричард Хаасс в мозаике, складываемой Трампом на внешнем контуре и способной иметь самые далекоидущие последствия, как для политики США, так и для мировой политики? Сказано же было недавно: «Никогда не будет так, как было раньше…»

«В большинстве столкновений и кризисов с 1945 года мир знал, что может рассчитывать на то, что Соединенные Штаты выступят в роли лидера и поведут мир за собой. До сегодняшнего дня...» Это пишет лондонская газета «The Times», как её справедливо характеризовали – «рупор правящих кругов Великобритании» – в статье «Are we witnessing end of the American era («Являемся ли мы свидетелями конца Американской эры?»). И это оценка вполне себе коррелируется с размышлениями «Foreign Affairs». Не странно ли, что аналитики с двух берегов Атлантики, озвучивающие настроения правящих кругов своих стран, приходят к сходным выводам? Выходит так. Это ещё не приговор, но уже и не пустые размышления.


Дональд Трамп. Этот взгляд.
Фото USA.one

Хаасс отмечает: «Работая в рамках планирования, начатого при президенте Франклине Рузвельте, президент Трумэн и его старшие советники построили новый международный порядок после Второй мировой войны... США приняли участие в учреждении множества международных организаций, включая Организацию Объединенных Наций, Международный валютный фонд, Всемирный банк и Генеральное соглашение по тарифам и торговле (предшественницу Всемирной торговой организации). В самих США создали современный аппарат внешней и оборонной политики, в том числе, Совет национальной безопасности, ЦРУ и Министерство обороны…

Проблема не только в том, что за последние три с половиной года правления Трампа построено немногое. Строительство просто не было главной целью внешней политики администрации Трампа. Напротив, президент и часто меняющийся состав чиновников вокруг него были гораздо больше заинтересованы в том, чтобы разорвать имеющиеся отношения. Наиболее подходящим названием для мемуаров этой администрации было бы такое – «Присутствовать при разрушении», где сам по себе термин «разрушение» (disruption) не является ни комплиментом, ни критикой, а констатацией...

Трамп вошел в Овальный кабинет в январе 2017 года, будучи убежденным, что внешнюю политику США необходимо переделать… Но, подрыв преемственности во внешней политике, начатый администрацией Трампа, не был ни оправданным, ни разумным».

Хаасс напрямую обвиняет Трампа в «разрушении» той конструкции внешней политики, которую выстраивали все администрации США после Второй мировой войны. И, если убрать из этой констатации именно обвинительный уклон, то перед нами – ярчайшее свидетельство из глубины самих американских экспертных кругов того, что неприкасаемую десятилетиями внешнюю политику Америки Трамп рушит на наших глазах со словами: «На протяжении многих десятилетий мы обогащали иностранную промышленность за счет американской, субсидировали армии других стран, допуская при этом печальное истощение наших вооруженных сил. Мы потратили триллионы и триллионы долларов за границей, в то время, как инфраструктура Америки пришла в упадок… С этого дня на первом месте будет только Америка».

Обращаясь к курсантам в военной Академии Вест-Пойнт, Трамп недавно ещё более конкретно выразил свое отношение к военным аспектам международных задач США: «Мы восстанавливаем фундаментальные принципы, согласно которым задача американского солдата состоит не в том, чтобы восстанавливать иностранные государства, а в решительной защите нашей страны от внешних врагов. Мы заканчиваем эпоху бесконечных войн… В обязанности американских войск не входит разрешать древние конфликты в далеких странах, о которых многие даже не слышали. Мы не мировые полицейские». И этот пассаж Хаасс оставляет без своих комментариев, давая читателю широкое поле для трактовки его возможных оценок. А демонстрируемая недосказанность по такому важнейшему вопросу, как военное присутствие Америки за её рубежами, на чем строилась вся внешняя политика десятилетиями, вызывает даже больше вопросов, чем откровенное одобрение либо осуждение.

Хаасс так трактует позицию Трампа: «По мнению Трампа, внешняя политика – это, в основном, дорогостоящее отвлечение от собственных проблем. Соединенные Штаты слишком много делали за границей, и из-за этого им было хуже дома. Торговля и иммиграция разрушали рабочие места и сообщества. Другие страны – прежде всего союзники США – использовали в своих интересах Соединенные Штаты. Издержки американского лидерства существенно перевешивали выгоды». А вот здесь Хаасс не преминул дать свою оценку: «В этом мировоззрении Трампа отсутствует какое-либо понимание того, что, с точки зрения США, было примечательным в предыдущие три четверти века: отсутствие войны между великими державами, распространение демократии на большую часть мира, стремительный послевоенный рост размера экономики США, увеличение на десятилетие средней продолжительности жизни американцев. Также отсутствует признание того, что «холодная война», определявшая борьбу той эпохи, закончилась мирно, на условиях, которые едва ли могли быть более благоприятными для Соединенных Штатов; что все это было бы невозможно без руководства США и поддержки союзников США; и что, несмотря на эту победу, Соединенные Штаты по-прежнему сталкиваются с проблемами в мире (помимо «радикального исламского терроризма», единственной угрозы, которую Трамп выделил в своей инаугурационной речи), которые затрагивают страну и ее граждан, а также партнеров, дипломатию и глобальные учреждения».

И вывод: «Трамп унаследовал ценную систему и пытается отменить ее, не предлагая замены. Это – искаженное представление о национальной безопасности США можно понять, только рассматривая контекст, который породил “трампизм”».

Так что же это за «контекст»?

«Foreign Affairs», полагает, что американцы чуть больше четверти века действовали на мировой арене «вслепую»?!

И вот тут мы сталкиваемся с очень интересными признаниями, коих не приходилось как-то прежде слышать от американских консерваторов. Хаасс, как их рупор (иначе бы такого видного места в информационном истеблишменте и не занимал бы) отмечает: «Соединенные Штаты вышли из «холодной войны» без соперников, но и без единого мнения относительно того, что им делать со своей непревзойденной мощью… В результате самая могущественная страна на Земле приняла нечеткий подход к мировым делам, который со временем привел к перенапряжению и истощению».

Весьма показательный вердикт тому, чем занимались Штаты на протяжении 30 лет после краха СССР, как второго мирового полюса. То есть, ведущий экспертный центр США, коим является «Совет по международным отношениям» и его издание «Foreign Affairs», полагает, что американцы чуть больше четверти века действовали на мировой арене «вслепую»?! Вот так вывод! Да ещё в исполнении сами понимаете кого – «Council on ForeignRelations». Это, знаете ли, авторитет.

И Хаасс продолжает: «В 1990-х годах Соединенные Штаты вели успешную ограниченную войну, чтобы обратить вспять агрессию Ирака в Персидском заливе, и осуществили «гуманитарные интервенции» на Балканах и в других местах (некоторые относительно успешные, другие нет). После террористических атак 11 сентября 2001 г. президент Джордж Буш направил большое количество войск в Афганистан и Ирак – эти войны стали опрометчивыми (Ирак с самого начала, Афганистан со временем), в которых человеческие и экономические издержки затмевали любые преимущества».

В оправдании «гуманитарных интервенций» – весь американский цинизм, но в признании ошибочными войн в Ираке и в Афганистане Хаасс прямо смыкается с Трампом, который сделал вывод американских войск из этих стран пунктом своей президентской программы.

Более того, пунктом, который Трамп намерен выполнить, хоть и под занавес своей первой каденции. «Мы, в основном, вышли из Ирака, оставили там очень мало военнослужащих, – заявил на днях Трамп. – Мы закончим эти нелепые бесконечные войны. Это было худшее решение в истории нашей страны». «Мы выходим очень быстро», - отметил также президент, говоря о завершающемся присутствия войск США Афганистане. А, как заявил 8 августа телеканалу «Fox News» глава Пентагона Марк Эспер, США «к концу ноября намерены сократить воинский контингент в Афганистане менее чем до 5 тысяч человек». Напомним, что в Афгане было когда-то до 33 тысяч Джи-Ай, плюс силы коалиции – общим числом до 50 тысяч.

А Хаасс констатирует: «Между тем призывы Трампа к выводу войск относятся как к зонам конфликта, так и к местам, где американские войска размещались десятилетиями для предотвращения войны… Но одно дело – сделать вывод, что Соединенные Штаты «допустили ошибки» в Афганистане и Ираке и должны избегать таких войн в будущем, и совсем другое – приравнять эти интервенции к размещению американских войск в Германии, Японии или Южной Корее… Заявление администрации о том, что США выведут 9 500 военнослужащих из Германии,.. полностью соответствовало холодному отношению Трампа к военным обязательствам за рубежом. То, что это решение было принято без предварительной консультации с Берлином, так же как решение об отмене крупных военных учений с Южной Кореей было принято без консультации с Сеулом, только усугубило плохую ситуацию».

Далее, просто марксистский анализ ситуации в исполнении руководителя «Foreign Affairs»: «Разочарование по поводу предполагаемого чрезмерного военного расширения за рубежом было усилено внутренними тенденциями, особенно после финансового кризиса 2008 года... В целом, существовало широко распространенное мнение о том, что истеблишмент потерпел неудачу как из-за того, что он «не позаботился о защите американских рабочих дома», также как и «из-за проведения чрезмерно амбициозной внешней политики, оторванной от жизненно важных интересов страны и благополучия ее граждан». Вот потому и пришел Трамп «разруливать» эту ситуацию. Вот потому и обращает он больше внимания на накопившиеся внутренние проблемы, отодвигая решения многих международных вопросов на второй план. И «Foreign Affairs» пишет об этом открытым текстом.

«В некотором смысле подход Трампа, действительно, включает элементы давних течений в американской, и, особенно, в республиканской, внешней политике, в частности националистического изоляционизма XIX века… Но, что отличает Трампа больше всего от предшественников, так это его упор на экономические интересы, его узкое понимание того, что они собой представляют и как их следует добиваться. В более фундаментальном плане он зациклен на двустороннем торговом балансе, на увеличении американского экспорта и уменьшении импорта», - анализирует Хаасс побудительные мотивы президента.

И делает неутешительный вывод: «Следствием такой ориентации на узко определенные экономические интересы стало почти полное пренебрежение другими целями внешней политики США. Трамп не проявил особого интереса к защите прав человека, продвижению демократии, облегчению гуманитарных трудностей или решению глобальных проблем, таких как миграция, изменение климата или инфекционные заболевания (последствия такого отсутствия интереса к последним стали трагично очевидны в последнее время)». Странно слышать в устах консерватора, долгое время сотрудничавшего с республиканской администрацией Буша, лозунги, взятые на вооружение демократами – это их фишка про «права человека» или «продвижение демократии». И такая идейная смычка демонстрирует концентрацию противников Трампа уже не по партийной, но по, именно, идеологической линии.
Tags: В США, ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА, МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА, ТРАМП ДОНАЛЬД
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments