?

Log in

No account? Create an account
znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Categories:

Foreign Affairs (США): демократическое обновление

17.08.2020 г.
Бен Родс (Ben Rhodes)
ЧАСТЬ 2
(НАЧАЛО)


Поражение Трампа могло бы стать судьбоносной возможностью для обновления демократии в США, уверен Бен Родс. Он подробно описывает, какая Америка ждет Байдена, и с чем ему придется столкнуться, если он одержит победу на президентских выборах. План действий новой администрации у Родса тоже есть




© REUTERS, Brendan McDermid




Каждый из этих приоритетов связан с основополагающими элементами самобытности США как страны, которая радушно принимает иммигрантов. Демократический пример этой страны неотделим от того, что она воспринимает себя как «целеустремленную» страну, в которой живут люди, приехавшие из других стран. И ее способность к инновациям обусловлена тем, что она радушно принимает самых лучших и самых ярких людей со всего мира. За счет иммигрантов пополняются трудовые ресурсы США. Иммиграция обогащает американское общество, стимулирует предпринимательскую деятельность, способствует установлению международных связей и привносит в мировосприятие США идеи и взгляды, в которых отражается разнообразие всего мира. Однако администрация Трампа использует иммиграцию в своих целях в качестве отражающего все разнообразие мира средства ведения культурной войны, в основе которой лежат идеи белого национализма. В результате США утратили моральный авторитет, отказались от преимуществ иммиграции и проводят политику, направленную против беженцев и иммигрантов и затрагивающую людей всего мира.

Администрации Байдена следует двигаться в противоположном направлении. Он должен отменить исламофобские ограничения на въезд в США, отказаться от бесчеловечной пограничной политики и политики депортации и возобновить достаточно эффективный процесс предоставления убежища с обеспечением дополнительных ресурсов для обработки заявлений. Иммигрантам, не имеющим разрешения на работу или вида на жительство в США, но находящимся в стране в течение длительного времени, следует предоставить возможность получить легальный статус, предпочтительно путем принятия закона, а не президентского указа. Эффективная, легальная иммиграция и обучение иностранных студентов в американских колледжах и университетах — это национальное достояние, и относиться к нему следует соответствующим образом. Переселение беженцев в США должно вернуться к уровню, к которому страна приблизилась в конце правления Обамы — минимум 120 тысяч человек в год.

Наконец, главной угрозой национальной безопасности США является изменение климата, и американцы больше не могут позволить себе потакать тем, кто его отрицает, и не могут относиться к нему просто как к экологической проблеме. Мир стремительно приближается к апокалиптическому будущему с повышением температуры и уровня моря, перемещением населения и экстремальными погодными явлениями, по сравнению с которыми потрясения, связанные с пандемией covid-19, покажутся пустяком. Почти все другие серьезные проблемы, касающиеся национальной безопасности, с которыми уже сталкиваются американцы — терроризм, распад государств, конфликт великих держав, пандемии и массовая миграция — станут еще более ощутимыми.

И все же США не готовы предпринять или возглавить действия, необходимые для того, чтобы к концу века ограничить глобальное потепление примерно до уровня 1,5 градусов Цельсия, что ученые считают обязательным. Вместо этого администрация Трампа двинулась в противоположном направлении — вышла из Парижского соглашения и поставила крест на принятых при Обаме нормативах, регулирующих выбросы парниковых газов. Власти на государственном и местном уровнях, а также руководство частных компаний частично сокращают ущерб, но только федеральное правительство может мобилизовать необходимые действия внутри страны, и только США могут мобилизовать необходимые коллективные действия за рубежом.

В первый же день работы администрации Байдена США должны вновь присоединиться к Парижскому соглашению и приступить к разработке плана действий, чтобы внести максимально возможный вклад в совместную работу по сокращению выбросов. Авторитет и амбиции страны за рубежом будут полностью зависеть от ее действий внутри страны. Помимо возвращения к нормативной базе в области экологии времен Обамы и ее совершенствования администрация Байдена в первый же год работы должна постараться принять законы в области климата и энергетики. В соответствии с инициативой «Новый зеленый курс», этот пакет законов должен в значительной мере способствовать повышению энергоэффективности, использованию возобновляемых источников энергии, смягчению последствий климатических изменений и адаптации к ним на международном уровне, а также созданию рабочих мест для маргинализованных групп населения и развитию инфраструктуры в местах их проживания.

Борьба с изменением климата должна стать центральным элементом внешней политики США, чтобы у мира появилась возможность осуществлять декарбонизацию мировой экономики. Во время второго президентского срока Обамы Парижское соглашение было достигнуто не просто путем переговоров. Изменение климата стало приоритетом для США в рамках почти всех двусторонних и многосторонних отношений. Особое внимание к этой проблеме должно быть полностью интегрировано в систему, подобную системе организации и комплектования штатом Госдепартамента и других учреждений во всем мире, а также в систему, подобную системе отношений Вашингтона с другими правительствами на каждом дипломатическом уровне — от президента до посольств. Например, Вашингтон должен попытаться убедить Пекин привести свой масштабный инфраструктурный проект «Один пояс, один путь» в соответствие со строгими ограничениями, прописанными в Парижском соглашении, а также убедить Нью-Дели выполнять свои международные обязательства, а Бразилию — защищать тропические леса Амазонки. Изменение климата должно на постоянной основе стать главным приоритетом для членов «Большой семерки», «Большой двадцатки» и Всемирной торговой организации.

Реализация планов и достижения на всех этих фронтах — в вопросах демократии, технологии, иммиграции и климата — по своей сути взаимосвязаны. Если Вашингтон не будет укреплять демократию и вести борьбу с авторитарным национализмом, то невозможно будет осуществлять коллективные действия, необходимые для решения проблем массовой миграции, изменения климата и пандемий. Не случайно странами, действия которых по борьбе с коронавирусом являются наименее эффективными (Бразилия, Россия и США), руководят крайне правые националисты, использующие технологии в качестве средства распространения дезинформации, обвиняющие во всех грехах меньшинства и игнорирующие проблему изменения климата. Не случайно и то, что крах американской демократии привел к появлению китайской альтернативной модели. Решение этой проблемы состоит не в том, чтобы начать новую холодную войну с Коммунистической партией Китая, а в том, чтобы реализовать более широкий национальный проект, который может придать США новый импульс и стать стимулом для коллективных действий за рубежом.

К новой исключительности

Необходимо устранить не только расхождение между внешней и внутренней политикой, но и искусственное разделение внешней и внутренней политики. В США и во всем мире правые силы признали, что внешняя политика является продолжением их внутриполитических проектов. Однако левые инстинктивно не желают смешивать эти два понятия.

Учитывая эту нерешительность, всю внешнюю и национальную политику США в области безопасности можно рассматривать с позиции правых. Эта тенденция возникла давно, начиная с краха либерального истеблишмента национальной безопасности после Вьетнамской войны, периода мифологизации Республиканской партией своей роли в победе в холодной войне и, что было наиболее заметно, в период после терактов 11 сентября, когда американские лидеры стремились демонстрировать жесткость как форму легитимности. Катастрофические последствия политики администрации Джорджа Буша-младшего (пыток, проводившихся с одобрения властей, милитаризации внешней политики и вторжения в Ирак), похоже, только усилили веру в исключительность Америки, в результате чего эта вера стала более агрессивной и даже фанатичной. Вместо того чтобы учитывать внешнеполитические неудачи, Республиканская партия в ее нынешнем виде пытается обвинить других, и Трамп постоянно ищет злодеев и козлов отпущения — от Обамы до иммигрантов и антифашистского движения, известного как Антифа.

Демократическая партия, в свою очередь, неоправданно насторожилась и заняла позицию обороны. При Обаме из-за своей нерешительности она не захотела отстаивать партийные принципы, даже когда демократы были победителями. Сейчас, почти через 20 лет после терактов 11 сентября, тюрьма в заливе Гуантанамо, как ни странно, все еще открыта, и содержание одного заключенного обходится в миллионы долларов. Дело в том, что очень многие демократы боялись, что их назовут слабаками. В ожесточенных дебатах вокруг СВПД слишком многие демократы чувствовали необходимость сопроводить свою поддержку оговорками, выступая с пессимистичными предупреждениями о несовершенстве сделки и постоянно приводя множество доводов относительно того, в чем именно и почему Иран ненадежен и опасен. Зачем избирателям выбирать в бюллетене менее воинственных кандидатов, если им внушают, что в политике в отношении Ирана США должны занимать воинственную позицию? По различным вопросам, включая иммиграцию и изменение климата, очень многие демократы не желают или не могут вести длительные последовательные дискуссии, необходимые для изменения общественного мнения.

Учитывая катастрофические ошибки администрации Трампа, демократы могут отказаться от этой оборонительной позиции. Им не следует избегать споров, они должны оспаривать ошибочные приоритеты страны, готовящейся, например, выйти из договора о контроле над вооружениями и выделить почти один триллион долларов на модернизацию своей инфраструктуры ядерного оружия. Почему бы не показать американскому народу, что эти деньги лучше было бы потратить на что-нибудь другое и что новая гонка ядерных вооружений равносильна безумию? И даже когда дело касается вопросов, по которым общественность в основном поддерживает политику демократов (например, прекращение необоснованной и бесчеловечной блокады Кубы), из-за боязни вызвать недовольство у единственной и незначительной консервативной части электората в нескольких районах Майами партия периодически оказывается в затруднительном положении. Что в итоге увековечивает специфическую и провальную политику в отношении Кубы и Венесуэлы.

Республиканцы всегда понимали, что появление твердых убеждений и готовность бороться за них людям нравится больше, чем аполитичная и оборонительная позиция. Но теперь, в 2020 году, республиканцы последовали своей собственной логике и совершенно запутались, оказавшись в сложной ситуации. На словах и на деле республиканцы предали ценности США, избаловали своих противников и подчинили свои интересы политическим прихотям некомпетентного авторитарного лидера. У Демократической партии есть масса возможностей утвердиться в качестве защитника демократических ценностей, сильных альянсов и лидирующей роли США — но только если она отнесется к этому проекту серьезно.

Демократы должны смотреть на мир шире. За последнее десятилетие политический проект смещения позиции Республиканской партии в сторону ультраправой идеологии реализуется в тесной взаимосвязи с другими правыми движениями в Бразилии, Венгрии, Польше, России, Великобритании и других странах. В частности, на Западе правые партии имеют общие источники финансирования, медиа- и дезинформационные платформы, политические стратегии и общих консультантов. На посту президента Трамп предпринимает грубые попытки помочь единомышленникам-автократам набирать политические очки.

Прогрессисты не должны уклоняться от международных аспектов этой борьбы. Администрация Байдена должна открыто противостоять кампаниям, которые проводят правые с целью изменения политики в США и других демократических странах. Правые популисты направили негативные последствия финансового кризиса 2008 года против самого либерализма. Точно так же и администрация Байдена должна сделать все возможное, чтобы последствия сегодняшнего экономического кризиса поразили нужную цель — многочисленных правых националистов во всем мире, не сумевших решить проблемы структурного неравенства, коррупции и неэффективности управления, которые изначально привели к росту популизма. Хотя есть неизбежные ограничения на возможные действия администрации США, Демократическая партия и американские прогрессисты должны стремиться к более систематическому сотрудничеству с партиями-единомышленниками по всему миру. Прогрессивные деятели, занимающиеся в США такими вопросами, как избирательные права, демократические реформы и расовая справедливость, должны укреплять взаимодействие с прогрессивными деятелями в других странах, обмениваясь опытом и поддерживая друг друга.

Чтобы добиться успеха, демократы должны отстаивать особую форму американской исключительности. В этом вопросе между двумя партиями существует большая разница. У Республиканской партии, которая выбрала Трампа в качестве своего лидера, похоже, существует убеждение в том, что кто сильнее, тот и прав. То есть, размер оборонного бюджета страны, ее готовность добиваться смены режима, ее жесткая форма утверждения американской экономической и военной мощи и сама ее сущность как авангарда преимущественно белой, христианской цивилизации наделяют США изначальной исключительностью. А демократы, особенно прогрессивные, убеждены, что кто прав, у того и сила. То есть, способность США исправлять свои ошибки у себя в стране, их сущность в качестве мультикультурной демократии, которая радушно принимает иммигрантов, их приверженность верховенству закона и их особое отношение к присущему всем людям достоинству дает стране моральное право на лидерство.

Возглавляемый США либеральный международный порядок был огромным достижением, в котором смешались элементы этих двух мировоззрений. Но Вашингтон пережил закат той эпохи. С пробуждением, которое американцы наблюдали этим летом у себя на улицах, у страны появилась возможность сформировать то, что возникает в результате краха американской сверхдержавы во время кризиса, вызванного пандемией covid-19. Байден назвал перспективу своего президентства мостом в будущее, шансом восстановить ощущение нормальной жизни в стране и за рубежом, и при этом продвигаться в сторону совсем других США. Для этого, помимо прочего, необходим другой мировой порядок, который будут возглавлять США — не диктуя условий, живя по правилам, соблюдения которых они будут требовать и от других, и борясь с глобальным неравенством, а не увеличивая его.

Мартин Лютер Кинг-младший, выступая против войны во Вьетнаме и против бедности, однажды предостерег: «Три порока — расизм, экономическая эксплуатация и война… связаны между собой». Они связаны между собой и сегодня. Движение, представители которого настаивают на этой истине, и президентство, которое ее признает, могли бы предотвратить опасный момент и построить мост в страну и туда, где будет больше возможностей для того, чтобы добиться справедливости, равенства и мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.



via
Tags: БАЙДЕН ДЖОЗЕФ, В США, ВЫБОРЫ, ТРАМП ДОНАЛЬД
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments