znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Categories:

«Это же закон 19-го века, поэтому и ребенок рассматривается как собственность»

"Коммерсантъ" от 01.08.2020, 22:02


ЧАСТЬ 2
(НАЧАЛО)

Елена Альшанская — о законопроектах, регламентирующих изъятие детей из семьи по решению суда



Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская



«Этот законопроект расширяет возможности для киднепинга»

— Почему авторы не пишут про угрозу детской безопасности, как вы думаете?

— Как я уже говорила, в самом проекте ничего этого нет, но авторы объясняют это в СМИ так: все плохие действия родителей в отношении ребенка — это уголовное преступление, которым занимается полиция. Поэтому на всякое жестокое обращение и насилие нужно вызывать полицию, а не опеку. И пусть полиция занимается расследованием, заводит эти уголовные дела.

— Но у нас декриминализовано домашнее насилие. Даже если кого-то бьют в семье, полиция может и не вмешаться.

— Ну это по случаям побоев между взрослыми полиция не принимает решения, а по поводу побоев в отношении детей еще как принимает. Есть случаи, когда родители, которые побили своих детей, были осуждены по статьям 115, 116 УК РФ.

Вот такое будущее рисует законопроект для семьи — при любой проблеме он предлагает подключать полицию, а полиция и следственные органы вряд ли будут особо разбираться в деталях семейных отношений и входить в положение мамы-одиночки. Могу предположить, что быстро появится статистика по количеству дел, которые они должны успешно закрыть по каким-нибудь параметрам, чтобы отчитаться о защите детей от жестокого обращения,— и мы просто получим вал вот таких историй, о которой я рассказала.Приведу в пример историю. К нам обращалась женщина, мама-одиночка, воспитывает восьмилетнего ребенка. Ей тяжело с ним, ребенок с нарушениями поведения, свое поведение он демонстрирует в школе. Школа бесконечно вызывает ее на ковер, отчитывает, что она должна этого ребенка каким-то образом исправить. Мама не справляется. Она большую часть времени на работе, он приходит из школы и дома весь день один, вечером она начинает капать ему на мозг, потому что ей опять позвонили из школы, и все это никак не улучшает их отношения, а только ухудшает. В очередной раз ребенок набедокурил в школе, маму вызывает директор, на нее орут, она должна срочно что-то делать, иначе ее ребенка поставят на учет в КДН (комиссию по делам несовершеннолетних.— “Ъ”). Она приходит домой, она не знает, что ей делать, она достает ремень и бьет его. На следующий день этот ребенок идет в школу, у него физкультура, он снимает майку — все видят следы от ремня. Эта же самая школа вызывает опеку и полицию. Ребенка забирают в приют, а маму вызывают в полицию, где на нее орет следователь, что на нее заведут дело по 116-й статье, что она сядет, что ее лишат прав. И в этой ситуации рыдающая мама звонит нам.

Потому что полиция — не социальная служба. Она не будет вникать, что это мама-одиночка, что ей никто не помогает, потому что нет в стране адекватной системы помощи семьям в трудных жизненных ситуациях, что школа не умеет работать с трудными подростками.

Полиция не будет искать способы, как этой маме помочь справиться с ситуацией, получить поддержку. У полиции другие задачи — они должны правонарушения предотвращать или наказывать правонарушителей. Поэтому полиция просто заведет уголовное дело, влепит маме судимость, а может, и срок, и все, дальше займется своими делами. Никто не будет думать, что ребенок с трудным поведением в детдоме останется навсегда, что семья разрушена, хотя ей можно было помочь. Привлекать полицию в семью при любых нарушениях прав детей — это просто какой-то оксюморон.

— Кто лоббирует этот законопроект?

— Не могу точно сказать. Похоже, часть общественных организаций и объединений, которые называют себя антиювенальщиками. Поэтому они никак не упоминают насилие родителей в отношении ребенка.

А еще они заложили в закон право для каждого родителя отдать своего ребенка на воспитание — в любой детский дом, в любое социальное, медицинское учреждение — на любой срок, без потери родительских прав, по широкому кругу оснований, например по причине «разъездной работы». Просто сдал ребенка и все, и у ребенка уже нет декларируемого ими права на семью, устроить его в другую семью нельзя.

— Так это же противоречит постановлению правительства РФ №481 о реорганизации сиротских учреждений.

— Да, это полностью противоречит постановлению №481, в котором говорится, что родитель может отдать ребенка в сиротское учреждение только временно в связи с трудной жизненной ситуацией и обязан участвовать в его воспитании и содержании. «Временно» — обязательное требование. Это может быть месяц, три месяца, полгода. Но не три года. А в этом законопроекте нет ограничений срока, написано, что срок указывает родитель.

В этом случае закон вообще не урегулирован, и мы тоже давно говорим, что эту проблему надо регулировать. Но не так, как предлагает этот законопроект. В нем говорится, что не нужно никакого вообще оформления, и отдать ребенка можно на любой срок, хоть до его 18-летия, причем любому лицу, не только родственнику — без оформления опеки, без письменного согласия, без нотариальной доверенности для передачи ребенка третьему лицу. Просто вот передать и все. А это означает, что любой родитель, независимо от степени адекватности, может передать ребенка любому постороннему человеку, например, незнакомцу на улице, или в секту его отдать — на всю жизнь, без ограничения сроков. И никаких документов не надо, и не надо доказывать, что это третье лицо для ребенка безопасно. Этот законопроект расширяет возможности для взаимного родительского киднепинга, который и сегодня процветает.Также они предусматривают право родителя доверить воспитание ребенка третьему лицу, и для этого не нужно вообще никаких документов. С одной стороны, они пытаются решить действительно серьезную проблему, связанную с тем, что детей часто оставляют у бабушек или других родственников. Сегодня, если на бабушку не оформлена опека, а ребенок находится у нее, опека может прийти к этой бабушке и забрать ребенка, у нас есть такие случаи, это безумие. Бабушка должна оформлять опеку, а для этого надо снять опеку с мамы, а мама, может быть, просто работает вахтовым методом, получается все время надо снимать-возвращать опеку?

— Так можно и в рабство ребенка отдать.

— Так это же закон 19-го века, поэтому и ребенок рассматривается как собственность. Когда я его читала, у меня было ощущение, что они переработали законодательство 19-го века. Там, например, опекунам дается право пользоваться имуществом, то есть деньгами, жильем опекаемого, можно получать опекунское вознаграждение из выгоды от использования имущества опекаемого — то есть не государство платит ему вознаграждение, а опекун берет деньги, которые, например, у ребенка есть на счете, и за эти деньги он его опекает. Так было в 19-м веке, когда, по сути, опека назначалась над имуществом и какой-то процент от имущества опекун получал и на эти деньги жил. Вот этим законопроектом пытаются ввести такую схему и сейчас.

Они даже не думают про то, что таким законом создается институт корыстного опекунства.

Ребенок в картине авторов законопроекта — вещь, которую не нужно защищать и с которой собственник имеет полное право делать все, что захочет.

Родитель может отдать его кому угодно, не теряя свои родительские права, при этом никто не следит за жизнью ребенка, неизвестно, где, как и с кем он живет, потому что у нас презумпция добросовестности, опека туда не лезет, если не совершено преступления, на которое уже могут реагировать полиция и суд.

— Еще в законопроекте предлагается называть родителями только кровных родителей, а опекуны, усыновители — это уже не родители.

— Да, они пишут, что родителями можно называть только кровных. Это, конечно, глупость, но не думаю, что это серьезно повлияет на что-то. В семье так и будут называть приемных родителей мамой и папой, отношения между родителями и детьми это не изменит, а в документах родителями будут только кровные.

— Думаете, такой законопроект может быть принят Думой?

— Я уверена, что нет. При всей абсурдности нашего действующего законодательства до такой степени абсурда наша страна все-таки еще не докатилась. Так наплевать на защиту детей, сказать, что мы больше не будем защищать ни одного ребенка в нашей стране — нет, я думаю, на это государство точно не пойдет.

Ольга Алленова

via

Tags: ЗАКОНОПРОЕКТ, КЛИШАС АНДРЕЙ, КРАШЕНИННИКОВ ПАВЕЛ, МИЗУЛИНА ЕЛЕНА, ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments