znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Categories:

ФНеоконченная война. Зачем элиты ведут борьбу с советским наследием?

13 июня 2020 г.
Фёдор Кауфман

Складывающаяся ситуация поразительно напоминает времена революции и гражданской войны, когда часть элиты осталась на стороне антинародных идей, а народ поддержал большевиков, потому что в коммунистической идее увидел благо



Изображение: Ольга Скопина © ИА Красная Весна


Я иду по моему родному городу Брянску с сыном и дочкой. Мы заходим в сквер имени дважды героя Социалистического труда Александра Александровича Морозова.

«Кто такой Морозов, почему здесь его памятник?» — спрашивает сын.

«Это один из создателей танка Т-34, наш земляк», — отвечаю я и рассказываю про трудовой подвиг советского народа в годы Великой Отечественной войны и про славу русского оружия.



Бюст Александра Морозова
Изображение: bga32.ru
Дальше мы подходим к памятнику дважды героя СССР Павла Михайловича Камозина.

«За что можно получить две звезды героя?» — спрашивает дочь. И я рассказываю о подвигах Камозина и о других советских летчиках, спасших землю от нацистов.

Около памятника первым большевикам города мои дети узнают о том, что в Брянске советская власть была установлена практически одновременно с Петроградом. У бюста Дмитрия Николаевича Медведева я рассказываю о подвиге советских разведчиков и о легендарном разведчике Николае Кузнецове, который служил под командованием нашего земляка в диверсионном отряде «Митя». А на улице 3-го Интернационала мои ребята узнали о великой коммунистической идее, которая объединила народы и, хоть на время, но изменила мир к лучшему.

Интересно, как выглядел бы мой рассказ, если бы мы прогуливались, например, по улице Московской, Церковной, Каштановой и остановились около памятника Николаю II или Деникину?

Памятники Николаю II в Сербии

Изображение: (сс) Gmihail
Предлагая убрать советские топонимы и памятники, переименователи исходят не из каких-то эстетических представлений о топонимике и городском устройстве. Нет. Они ведут непримиримую борьбу с коммунистической идеологией, образом общественного устройства, типом человеческих взаимоотношений, которые предлагал СССР. Вся красная философия истории им ненавистна. Десоветизаторы хотят предать забвению величие коммунистической идеи и подвиг советских людей, память о которых народ увековечил в названиях и монументах.

При этом десоветизация городов — это всегда лишь начало некоего культурного и идеологического обрушения. Региональные власти, осуществляющие переименования, далеко не всегда осознают последствия своих действий. Они, как правило, прислушиваются к своим ангажированным советникам или имеют интерес. Реже мы имеем дело с идеологической убежденностью чиновников.

Инициативы, связанные с переименованием объектов городской среды, населенных пунктов, переносом или сносом памятников власти всегда пытаются реализовать по схожим сценариям. И, надо сказать, некрасивым сценариям.

По понятным причинам инициаторам выгодно, чтобы все проходило тихо, без привлечения внимания широкой общественности, которая традиционно реагирует на такие инициативы однозначно негативно.

Но если о сносе\переносе памятников или установке памятных табличек граждане часто узнают по факту случившегося, то при переименовании улиц осуществить это быстро и незаметно не получается. Закон требует от власти соблюдения определенных процедур при смене названий.

Чтобы остаться в рамках закона, не потерять репутацию демократов и не вызвать ненужную протестную реакцию граждан, региональные власти действуют определенным шаблонным способом.

Сначала вопрос об изменении названий рассматривается в топонимических комиссиях и комитетах, существующих при региональных правительственных органах. На соответствующих заседаниях инициатором переименований выступает какой-нибудь краевед или микрогруппа активистов. Причины, по которым предлагается отказаться от советских топонимов, также повторяются из раза в раз.

Во-первых, по мнению переименователей, нужно освободиться от «кровавого и тоталитарного» коммунистического наследия.

Ну, а во-вторых, антисоветчики заверяют, что советские названия ну просто отпугивают инвесторов. Но как только советское наследие будет забыто, инвестиции рекой хлынут в регионы. Ну и не забывают, конечно, заявить и о том, что первые названия лучше, независимо от того, как они звучат и что обозначают.


Чтобы окончательно легализовать решение о смене названий власти начинают играть в демократию. В регионе проводится какой-нибудь микроопрос среди ограниченного количества респондентов. При этом круг опрашиваемых нередко формируется таким образом, чтобы результат опроса был предсказуемым.

Параллельно с этим организуется информационно-психологическая атака на население. Отдельные представители культуры и политические деятели выступают в СМИ с призывом отказаться от советских топонимов. (Особенно отвратительно это выглядит, когда такие высказывания исходят от людей, состоявшихся именно благодаря СССР). Также на улицах или рядом с названием населенных пунктов появляются дублирующие таблички, с новыми-старыми названиями. Пусть народ привыкает.

В большинстве случаев именно при появлении информации о проводимых опросах и возникновении табличек с новыми названиями общественность узнаёт о замыслах местных элит.

После этого отдельные журналисты и активисты начинают выяснять масштабы задуманной десоветизации и упрекать власть за устроенный междусобойчик. Изначально переименователи реагируют нехотя и грубо. Мол, «не ваше дело».

Отрезвить десоветизаторов могут только крупные опросы и уличные протестные акции. Когда по вопросам переименования советских названий проводится действительно большой и доступный для населения опрос, результат получается однозначный. Люди против смены советских названий и не хотят забывать великое советское прошлое.

Если региональные власти не преисполнены антикоммунистической ненавистью и не имеют шкурный интерес в данном деле, то давление общественности может остановить процесс.

Но порой не помогает ничего. То ли полученный заказ, то ли идеологические причины, то ли ужасная необразованность заставляют чиновников проводить переименования вопреки мнению граждан.

Описанный сценарий переименования советских названий с небольшими изменениями власти осуществляли во многих регионах России. Ползучая десоветизация со времени развала СССР не прекращалась никогда. В 2017 году десоветизаторы вновь активизировались. Во многом это было связано с тем, что в 2018 году монархисты отмечали 150 лет со дня рождения Николая II и 100 лет со дня его расстрела.

В Петербурге масштабная десоветизация началась в 2017 году. Топонимическая комиссия Санкт-Петербурга предложила изменить 45 советских топонимов. В северной столице топонимическая комиссия постоянно работает в данном направлении и активно сотрудничает с белоэмигрантским фондом «Возвращение».

Губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко были направлены подписи и обращение совета ветеранов, с просьбой не переименовывать улицы. Однако градоначальник отказался прислушиваться к народу.

При таком отношении к советскому периоду истории, вполне логичным выглядит появление памятных досок военному преступнику Колчаку и финскому маршалу Карлу Маннергейму, который участвовал в блокаде Ленинграда. Снять эти возмутительные памятные знаки удалось только через суд. Голос общественности власти услышать не смогли.

В 2017 году в Ярославской области местные власти попытались переименовать город Тутаев в Романов-Борисоглебск. Самым именитым сторонником данной идеи была космонавт Валентина Терешкова. На въезде в городе установили дублирующее название, но это не помогло.

Переименование не состоялось. Агентство АКСИО провело опрос, согласно которому 73% жителей потребовали оставить советское название. Власти смирились и отступили.



Тутаев. Опрос АКСИО
Изображение: Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

В апреле 2018 года в Ульяновске главную площадь города — площадь Ленина — переименовали в Соборную. Власти сделали это по-тихому. Опроса не проводили.

Когда же противники переименования провели масштабный опрос, в котором участвовало более 10 тысяч граждан, оказалось, что 45% жителей вообще не знали о смене названия центральной площади, а 80% граждан выступили резко против решения властей.

Обидевшиеся власти после этого задержали корреспондентов, которые организовали соцопрос, но обвинить их так ни в чем и не смогли.

Не вызывает удивления, что осенью того же года около ульяновского военного учебного центра связи была открыта памятная мемориальная доска белому генералу Владимиру Каппелю, по приказу которого в Ульяновске были уничтожены сотни мирных жителей, подозреваемых в симпатиях к большевикам. Снять доску удалось благодаря нарастающему давлению граждан и обращению совета ветеранов.

В 2019 году в Воронеже предложили повесить дублирующие таблички с дореволюционными названиями на 70-ти улицах города. Тогда же некоторые из инициаторов на своих страницах заявляли, что это первый шаг, чтобы распроститься с советским наследием.

Власти разместили в группе «ВКонтакте» голосование по смене советских названий. Группа насчитывала 3 тысячи человек, и авторы инициативы рассчитывали на определенный результат. Однако в городе о голосовании стало известно, и люди активно стали высказываться против.

Переименователям это не понравилось и опрос приостановили. Краевед Ольга Рудева, которая продвигала данную инициативу, заявила о недействительности результатов, так как в нем приняли участие иногородние граждане.

Интересно, что вслед за этим свой опрос запустил интернет-канал «TV Губерния». Результаты были предсказуемы. 45% граждан заявили, что ни одно советское название не должно быть изменено. От одного до 12% проголосовали за изменение названий отдельных улиц.

В итоге власти решили установить небольшое количество табличек со старыми названиями, где должна быть размещена еще и историческая справка.

Интересно, что вместе с этим в Воронежской области спокойно осуществляется героизация фашистов. В городе Россошь установлен памятник итальянским альпийским стрелкам. Там же захоронен прах погибших пособников Гитлера. Из Италии регулярно приезжают делегации, которые вспоминают фашистов как героев.

Неудивительно, что в области постоянно осуществляются попытки десоветизации. Так, в начале уже этого года в областном центре развернулась острая дискуссия о переносе памятника Ленину с центральной площади.

Подобные инциденты происходят перманентно в разных уголках нашей необъятной Родины. С разной долей успешности в последние несколько лет попытки переименования советских названий предпринимались в Новочеркасске, Кисловодске, Тюмени, Гатчине, Перми, Астрахани, Твери, Красноярске, Тамбове, Иркутске, Екатеринбурге, Кирове и других городах.
Хочется понять, в чем истинный смысл этой непримиримой и долгой борьбы со всем советским — с памятниками, названиями улиц и т. д.?

Вместо советских топонимов нам предлагают не нечто нейтральное, не пустоту. Это идеологическая борьба, в ходе которой память о советском прошлом пытаются уничтожить его враги. А кто они эти враги? Из истории мы знаем, что главным врагом коммунизма является фашизм. Кто-то может с этим поспорить и обвинить нас в склонности к идеологическим штампам. Но давайте еще раз обратим внимание на те страны, где особенно яростно разбираются с советским наследием. Примеры эти нам всем известны, но я предлагаю вспомнить их снова.


Наиболее ярко на антисоветском фронте себя проявили прибалтийские страны, Польша и Украина. Во всех этих государствах происходит ожесточенная борьба против коммунистической идеологии и всего, что может напоминать об СССР. Но на место советского приходит не нечто либерально-демократическое. Вместо красного приходит черное. Вместо коммунизма — национализм, логично переходящий в русофобию и фашизм.


Снесенный памятник Ленину на Украине. Декабрь 2013 года

Изображение: (сс) Wadco2

События, которые происходят на Украине, известны всем. Националистическая идеология бандеровцев стала официальной идеологией актуальной украинской элиты. И это, конечно, произошло не на Майдане в 2013 году. Борьба с советскими памятниками и названиями там велась все годы после развала СССР. Это закончилась она «торжественным» ленинопадом, водружением портрета нацистского преступника Бандеры на здание мэрии Киева и созданием нацбатальонов, которые, не стесняясь, использовали всю соответствующую атрибутику СС-овцев. А начиналось все с переименования улиц.

Польша тоже печально известна антисоветскостью и русофобией. В 2017 году Варшава приняла закон о запрете пропаганды коммунизма в названии зданий и объектов и закон о сносе памятников бойцам Красной Армии. Ну и что? Кто является героем сегодня в Польше? Правильно: если советский солдат плохой, хорошим должен быть тот, кто воевал против Красной Армии. В Польше это Армия Крайова и другие националистические формирования.

В этом контексте совершенно естественными выглядят националистические марши, которые проходят в Польше с 2010 года каждое 11 ноября. В этот день поляки празднуют день независимости, вспоминая восстановление национального государства в 1918 году.

Марши эти собирают десятки тысяч участников. В 2018 году, на столетие независимости Польши, (и через год после принятия закона о сносе советских памятников и переименования советских топонимов) шествие, по данным МВД, собрало 250 тысяч человек. Для участия в данном мероприятии приезжают ультраправые организации из других европейских стран. Грандиозное факельное шествие всегда сопровождается не только националистическими, но и откровенно фашистскими лозунгами и плакатами. И это закономерно.

Ситуация в Прибалтике аналогичная. Переименование улиц здесь начались еще в конце 80-х годов. И сразу это сопровождалось всплеском антисемитизма и русофобии.

Сегодня героизация нацизма осуществляется здесь на государственном уровне. Латвия проводит ежегодные марши в честь участников латышского легиона Ваффен СС. В этом году лидер Национального объединения Латвии Райвис Дзинтарс выпустил фильм «Латышский легион. Возрождение справедливости», наполненный откровенно ложными фактами о невинности латышских легионеров. Продолжительность фильма составляет 38 минут. Авторы намеренно создали короткометражную ленту. Теперь нацистскую пропаганду будут показывать на уроках. Латышские ветераны, которые сражались в рядах Красной Армии, почти не получают от государства никакой поддержки. И это не удивительно. А к 75-летию Дня Победы латышские власти полностью запретили использование советской формы, пятиконечной звезды и серпа и молота. Президент Латвии Эгилс Левитс предлагает наказывать даже тех, кто случайно увидел эти символы.

В Литве идут открытые репрессии против русских активистов. Арестовывают и задерживает всех, кто реализует проекты, направленные на увековечивание памяти советских воинов. Уже в этом году были задержаны организаторы акции «Бессмертный полк». Один из них — Алексей Грейчус — до сих пор сидит в тюрьме. Каждый, кто посмеет положительно отозваться о советском периоде Литвы, может быть обвинен в шпионаже. И уж конечно, ни в коем случае нельзя отрицательно высказываться о новых национальных героях Литвы — нацистах из бандформирований «лесных братьев». За это тоже грозит уголовное преследование. И не стоит удивляться, что современные власти Литвы отрицают участие литовского населения в уничтожении 200-тысячной еврейской общины, и устраивают гонения на авторов книг о Холокосте. Еще раз повторюсь — закономерный процесс.

Окончательно подтверждает этот логический ряд недавняя история с памятником маршалу Коневу в Чехии. Памятник был демонтирован в начале апреля. А уже через месяц в Праге установили монумент так называемой российской освободительной армии генерала Власова. Власовцы являются настоящими пособниками нацистов, а в конце войны они, спасая свою жизнь, бежали к западным войскам, по пути воюя против всех, кто мешал им сбежать. Но в Чехии есть силы, которые пытаются доказать, что именно власовцы освободили Прагу.

Теперь возникает вопрос: кто ведет борьбу с советскими названиями в России? У нас принято считать, что это некие православные патриоты, которые хотят восстановить историческую справедливость и вернуть улицам первоначальные названия. Но так ли это?

Почему не возникает подозрение, что ползучую десоветизацию в стране пытаются осуществить такие же «патриоты», как, например, в Прибалтике, Польше и Украине?

Мы уже говорили о памятнике итальянским фашистам, табличках Маннергейму, военному преступнику Колчаку и Каппелю. Но это далеко не полный список странных памятников и памятных знаков, установленных в последние годы в России.

Гитлер и Маннергейм

Изображение: (cc) Kalle Sjöblom

Так, в 2016 году в Керчи был установлен памятник генералу Врангелю. Это сейчас в монархических кругах его принято героизировать и рассказывать мифы о его реформистской политике на юге России. Преступления «черного барона» задокументированы. Белый террор, развернутый Врангелем, нельзя стереть из истории страны.

В станице Еланской Ростовской области установлен памятник генералу Краснову, который был приговорен в СССР к смертной казни за сотрудничество с фашистами. Памятник не могут убрать, потому что он стоит на частной земле бизнесмена Владимира Мелихова. Но зато школьников постоянно водят в расположенный там же музей, где казаки, перешедшие на сторону Гитлера, представлены героями.


Статуя А.В. Колчака у ресторана Колчак. Омск
Изображение: Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

В Петербурге табличку военному преступнику Колчаку убрали, а вот в Иркутске памятник белому генералу стоит. В Краснодаре есть памятник генералу Корнилову, который в начале 1918 года запретил брать пленных, и вообще считал, что без террора война не возможна. В городе Сальске Ростовской области можно увидеть памятник генералу Маркову, который также советовал рубить всех и пленных не брать.

Кстати, на открытии этих монументов почти всегда присутствуют высокопоставленные чиновники. Памятник Колчаку открывал губернатор Иркутской области Борис Говорин. Монумент Корнилову торжественно открыл глава администрации Краснодара Владимир Евланов. На открытии памятной доски Маннергейму в Петербурге присутствовали министр культуры Владимир Мединский и руководитель администрации президента РФ Сергей Иванов. В церемонии открытия памятника Врангелю принял участие заместитель министра культуры РФ Владимир Аристархов.

Десоветизацией городской среды занимаются в стране несколько организаций. Среди наиболее активных движение «Белое дело», общество «Мемориал», признанное иностранным агентом, фонд «Возвращение», общественная организация «Двуглавый орел».

Усилиями «Белого дела» появился памятный крест армии Юденича, мемориальная доска Врангелю в Литве, киот в честь Дроздовской дивизии в Харькове, мемориальная доска в честь Чехословацкого корпуса в Пермском крае, плита генералу Алексееву в Белграде.

Иностранный агент «Мемориал» требует убрать из всех названий имя Ленина и убрать с Красной Площади захоронения руководителей СССР. Главная тема «Мемориала» — это реабилитация жертв политических репрессий. Рамки этого понятия они готовы расширять бесконечно и включают туда даже представителей ЛГБТ сообщества.

Фонд «Возвращение» фактически реализует на территории страны программу Народно-трудового союза (НТС) озвученную организацией в работе «Черная книга имен, которым не место на карте России», вышедшей в 2005 году. Как известно, НТС — это белогвардейская организация, члены которой активно прислуживали гитлеровскому режиму на оккупированных территориях СССР.

Не скрывая ненависти ко всему советскому, борется за уничтожение советских названий и общественная организация олигарха Константина Малофеева «Двуглавый орел». Представители организации участвовали в установке памятной таблички генералу Каппелю. В 2018 году «Двуглавый орел» обиделся на установку памятной доски Моисею Урицкому на здании Главного штаба в Санкт-Петербурге и потребовал установить памятную доску генералу Юденичу, который безрезультатно призывал Антанту начать интервенцию в Россию.

Стоит обратить внимание на риторику, которую позволяют себе члены этих фондов и организаций. Акция по переименованию улиц называется у «Двуглавого орла» просто — «Улицы России — без имен террористов». В своих материалах и выступлениях, рассказывая о деятелях советского периода, они постоянно используют конкретные эпитеты — «убийца», «террорист», «преступник». При этом ни один из тех коммунистов, к которым в организации Малофеева и других схожих структурах используют подобные определения, не осужден судом и не признан преступником. В отличие от Колчака, по которому белогвардейцы льют слезы умиления и служат панихиды.

А в тех случаях, когда граждане активно выступают против монархических и белогвардейских памятников и названий улиц, десоветизаторы снимают свои маски и показывают свое истинное отношение к народу. Очень показательной была реакция исполнительного директора общества «Двуглавый орел» Леонида Решетникова на ситуацию в Кирове. Жители Кирова в марте 2020 года выступили против установки в центре города памятника Николаю II и его семье.

«Если так сложится ситуация, что большинство скажет: „Не хотим, чтобы они (царская семья — Ф.К.) стояли на публичном месте“ — значит, нераскаянный грех застилает им глаза и ставить памятник бессмысленно», — заявил Решетников.

Не новая, но очень показательная позиция. Если народ не принимает позицию элиты, значит народ плохой. А что дальше? Карательные операции в стиле Колчака, Врангеля и Каппеля?

И не стоит думать, что эта борьба затихает. В марте текущего года в Челябинске открылось региональное отделение Всемирного русского народного собора. На его первом заседании присутствовал и основатель «Двуглавого орла» Константин Малофеев.
Малофеев откровенно заявил, что они используют тактику двойных табличек на улицах городов, чтобы затем убирать советские названия вообще. По его словам, такая практика уже оправдалась в Костроме и Белгороде.

«Пока мы заклинаем и произносим бесконечные имена этих убийц, когда просто говорим таксисту „мне на Ленина, 71“, до этих пор мы все равно будем находиться в гражданской войне», — заявил олигарх на прошедшей встрече.
И именно так воспринимают свою деятельность все переименователи. Они воюют не просто с советским наследием. Для них это неоконченная гражданская война. Они жаждут реванша и ведут борьбу с любой идеологией, которая разрушает мир неравенства.

Показательным в этом плане является инициатива руководителя свердловского отделения «Двуглавого орла» Алексея Соловьева. Уральский историк в январе 2019 года предложил переименовать улицу Декабристов в честь Александра Невского. Декабристы для него — военные преступники, выступившие против власти. И не более.

Складывающаяся ситуация поразительно напоминает времена революции и гражданской войны, когда часть элиты осталась на стороне антинародных идей, а народ поддержал большевиков, потому что в коммунистической идее увидел благо. И эта антинародная часть элиты считает, что находится на гражданской войне. И воюют они против народа.

via
Tags: ПАМЯТНИКИ, ПАМЯТЬ НАРОДА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments