znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Category:

Виталий Аверьянов: «Похоже на то, что в России предотвращен государственный переворот»

17 МАЯ 2020 г.

ЧАСТЬ 3
(НАЧАЛО)


В чем цель гибридной войны под видом пандемии коронавируса, что такое цивилизация потопа и при чем здесь все-таки Билл Гейтс
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/468722


Виталий Аверьянов: «При такой заразности и подобном объеме латентных переносчиков вируса карантин не сработает»
Фото: © Илья Питалев, РИА «Новости»


«ЦИВИЛИЗАЦИЯ ПОТОПА — ЭТО МИР «ЦИФРОВЫХ СЛАБОУМНЫХ», ЛЮДЕЙ С ПРОМЫТЫМИ МОЗГАМИ, В КОТОРЫЕ ВНЕДРЕНЫ ЧУЖДЫЕ ТРАДИЦИИ МИФЫ»



— Прошло 15 лет с момента выхода «Русской доктрины», одним из авторов и редакторов которой вы были. С вашей точки зрения, какие ее идеи и сегодня верны и актуальны? Что, возможно, оказалось менее актуальным в плане прогнозов?

— В «Русской доктрине», строго говоря, не имелось прогнозов. Там была развернута сетка сценариев, основные русла которых — оптимистический, пессимистический и инерционный. Реально ситуация развивалась в последующие годы по инерционному сценарию с небольшими вкраплениями элементов оптимистического. Но в целом именно инерционный сценарий реализован Путиным.

Сегодня большая часть идей и программных решений «Русской доктрины» либо столь же актуальны, как и тогда, либо актуальны с поправками на прошедшие и утекшие годы и упущенные возможности. Полностью деактуализировались лишь те наши главы, где речь шла о каких-то текущих вопросах — админреформе, военной реформе и тому подобное, хотя и оттуда при желании можно извлечь полезные мысли. В каких-то вопросах Путин постепенно, далеко не сразу сближается с «Русской доктриной»: так получилось с темами возрождения военно-промышленного комплекса, а также вопросом демографии.

Во время так называемой крымской весны стала животрепещущей такая тема из нашей доктрины, как «Русский мир», то есть цивилизационное прочтение национальной истории и современности. 15 января и в ходе внесения поправок в Конституцию можно говорить о еще нескольких шагах верховной власти навстречу мировоззрению «Русской доктрины».

— И как вы это оцените — как вынужденные уступки патриотическому большинству общества или все-таки собственную стратегию руководства страны?

— Думаю, наиболее вероятный ответ — это не замыслы и не уступки, а меры, принимаемые под давлением обстоятельств, потому что идея об органичном вхождении российской элиты в мировую оказалась несостоятельной, осознание этой горькой правды мучительно и трагично для наших вождей.

Признаком того, что власть так и не приняла цивилизационную стратегию, хотя и впустила ее в свою риторику, является хотя бы то, что стратегия не может сводиться к цифрам, она может иметь только приложения и выкладки в виде цифр, как это было, к примеру, у Сталина, политика весьма прагматичного (он всегда в своем идеализме и мечтах опирался на материальный фактор). Сейчас же вместо целей качественного преображения той или иной сферы или отрасли просто называются голые цифры денег, которые туда запланировали, что называется, вбухать. А значит, в России сохраняется чисто коррупционная мотивация, но не жизнестроительная.

Что же касается нас как сообщества экспертов, мы не останавливались. Наша команда после «Русской доктрины» создала целый корпус работ, ее развивающих, начиная от концепции «Сбережение нации» в 2006 году и вплоть до докладов «Изборского клуба», ставшего во многом нашим детищем. Данный поток не остановился, он продолжается. Не так давно мы собрали большую часть этих разработок в большом томе «Мы верим в Россию», вышедшем в прошлом году. Совсем недавно появился наш новый труд — «Русский Ковчег», который мы считаем прямым наследником «Русской доктрины».

— В «Русском Ковчеге» вы пишете, что начинается всемирный потоп, и даже говорите о «Цивилизации Потопа». Что вы понимаете под современным потопом и чего от него следует ожидать?

То, о чем мы сегодня с вами говорим, — не что иное, как яркие симптомы уже начинающегося потопа. В работе «Русский Ковчег» мы, как мне кажется, достаточно полно и фундаментально обрисовали основные условия, тренды и сверхзадачи, в которых разворачивается текущая информационная и финансовая война. Становятся понятны ее корни и ее субъекты. Что такое потоп сегодня? Состояние, при котором сохранение человека как духовно-биофизической сущности встает под вопрос. В религиозных доктринах такое состояние описывается как конец цикла.

Один из соавторов «Русского Ковчега», генерал Ивашов, определяет такое состояние как фундаментальное противоречие между человеком и законами природы и космоса. «Цивилизация Потопа» — это глобальная, транснациональная сеть, сконцентрированная в основном в крупных городах. Поэтому мы еще называем ее Мегалополией. Сегодня она подошла к точке перелома, за которой антисистема примется за свои сущностные античеловеческие задачи. Это тотальный кибернетический контроль, сокращение населения, сбрасывание человеческого «балласта», вытеснение людей из производящей экономики. Окончательное уничтожение среднего класса, построение нового кастового порядка. Остановка «опасных», как считают глобальные финансовые элиты, тенденций технологического развития, которые они стараются удушить.

— Что это за опасные технологии?

— Людям, занимающимся реальными инновациями, известно, насколько хорошо работает разведка у крупных монополистов и как тщательно они отслеживают новые открытия и создание так называемых закрывающих инноваций, подрывающих их монополию. Не так давно была озвучена концепция «черного шара» Бострома (профессор философии Оксфордского университета Ник Бостром сравнивает технологии с содержимым ящика Пандоры, в котором лежат три типа шаров: белые — технологии во благо человечества, серые — нейтральные, черные — несущие опасность; шведский философ считает, что пока людям попадались только белые и серые шары,прим. ред.), в которой прямо содержится призыв учредить глобальное управление по недопущению нежелательных инноваций, которые, как они предполагают, могут погубить человеческую цивилизацию. Для этой цели предлагается учредить международную полицию и ограничить суверенитет всех государств. Нынешняя эпопея с вирусом очень похожа на информационную подготовку населения к принятию подобных глобальных программ.

— Тотальная цифровизация — часть того, что вы описываете термином «потоп»?

— Тут есть даже буквальная игра слов. Потоп — это в том числе и цифровой флуд (в переводе с английского flood —  «потоп», «наводнение»прим. ред.), душа современной сети, топящая разум и смысл в потоке избыточной информации, спама, рекламы, дезориентирующего фейка, навязчивого интерактива, в котором уже невозможно отыскать островок реальных человеческих ценностей. Особенно подобное опасно для детей, ведь родителям массовая технология информационного флуда кажется чем-то поверхностным. Им не удается сразу распознать, как деструктивно она воздействует на психику и интеллект их детей, но главным образом — на их свободную волю, потому что самое страшное в «Цивилизации Потопа» — заражение человеческой воли вирусами духовной лени и эголатрии, то есть самовлюбленности, деструктивного трепета по отношению к собственному «я». В психиатрии этому соответствуют социопатия, нарциссизм и целый букет пограничных расстройств личности.

«Цивилизация Потопа» — мир симулякров, разобщенных людей, «цифровых слабоумных», людей с промытыми мозгами, в которые внедрены новейшие мифы, чуждые традиции и не выдерживающие научной критики. Это конструкты «расы», «гендера», «биоразнообразия», «репродуктивных прав», толерантности, почти религиозного почтения к психоанализу и изобретениям философов «франкфуртской школы». Это мир, в котором на месте вчерашнего класса инженеров и технократов окажется слой вырожденцев — «прекариат» и «консьюмериат», то есть либо люди, сидящие на временных подработках, либо праздные иждивенцы, потребители «минимального гарантированного дохода».

Если Гейтс отвечает в данном проекте за сокращение избыточного населения и технологии контроля, то Сорос — за гендерное равенство, половое разнообразие, бездетность, аборты и суицидальную субкультуру. Третьим ключевым направлением внутри того же проекта является конструирование нового генетического материала, по сути, постчеловеческого. Как правило, это сопряжено с киборгизацией. Отборные и отредактированные гены, о чем мечтали фашистские апологеты евгеники, должны сочетаться и с искусственным интеллектом. И такой искусственный интеллект должен превратиться из оснастки, оснащения, чего-то орудийного, чем всегда была цивилизация, в органическую часть человеческого разума. Орудие станет субъектом, технология — человеком или тем, что вырастет на основе последнего.



«Каждое поражение РФ не уничтожает ее, а выполняет функцию «сжатия пружины»

Фото: предоставлено Виталием Аверьяновым

«У РОССИИ ШАНСЫ СТАТЬ КОВЧЕГОМ СУЩЕСТВЕННО БÓЛЬШИЕ, ЧЕМ У ДРУГИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ»


— Почему именно Россию вы видите в качестве основного кандидата на роль нового Ноева ковчега?

— Сущность ковчега в отсутствии монополии. Узурпация высшей точки власти и влияния — это и есть подоплека потопа как состояния и причина потопа как катастрофы. Идеал полной глобализации и означает по существу сверхмонополию одного и единого центра. Кстати говоря, заведомое отбрасывание такого униполярного взгляда на мир очень остро представлено в исламе, пожалуй, острее, чем в христианстве.

Однако у России, на наш взгляд, шансы на то, чтобы стать ковчегом, существенно бóльшие, чем у других цивилизаций. Почему это так?

Начнем снизу. По оценкам самых разных экспертов, Северная Евразия — наиболее защищенная от природных катастроф область суши. Важнейшее преимущество России — ее ресурсные запасы, в том числе лесов и пресной воды, а не только ископаемых. На территории РФ почти половина мирового ресурса плодородных почв. При умелом использовании наша земля способна прокормить весь мир. Наконец, у России есть военно-технологический потенциал, а также все еще небезнадежный интеллектуальный и морально-волевой потенциал, хотя и подорванный.

Двинемся чуть выше. Мы увидим, что именно русские по своему ментальному складу думают о мире, воспринимают несправедливость и страдания в других концах Земли близко к сердцу. Такое свойство неслучайно. Именно Россия грезит альтернативным проектом мирового развития — это ее подспудная природная склонность. Причем у нас уже имеется опыт выдвижения мирового проекта одновременно прагматического (польза для себя) и альтруистского (польза для всех). Есть, кроме того, и тайный потенциал: дело в том, что каждое поражение РФ не уничтожает ее, а выполняет функцию «сжатия пружины». Уже через исторически короткое время это свойство «сжиматься» перетекает в свою противоположность — новую экспансию, гораздо более масштабную, чем на предыдущем этапе. В свое время я подробно описал данный феномен в своей книге «Природа русской экспансии».

— Но соответствует ли реальная Россия столь высокой миссии? Ведь вы же сами говорите о том, в каком состоянии пребывают ее экономика и общество, что в последнем зреют конфликты и недовольство властью. В состоянии ли мы предлагать миру альтернативные проекты, если не можем справиться со своими проблемами?

— Да, мы прекрасно осознаем, насколько далека современная РФ как государство от этой миссии и того состояния, которое позволило бы заявить данную миссию. Но если государство от этого далеко, то народ как носитель ментальности, его культура, «Русский мир» как цивилизационный второй контур, пульсирующий не в унисон с государством, а в собственном ритме, не так уж и далеки. Исторически эти два контура, два ритма иногда сливаются в симфонию — и тогда Россия добивается великих побед.

— Какую роль сегодня, с вашей точки зрения, играют регионы России в пространстве смыслов? Отличается ли роль регионов в вашей концепции построения цивилизации ковчега?

— На регионы РФ можно посмотреть как через призму конкретного вклада мыслителей и аналитиков в проектирование ковчега, так и с точки зрения конкретных национальных и религиозных традиций, «гениев места», родников «малой родины», подпитывающих «Великую Волгу» нашей исторической энергии. И то и другое для нас весьма важно. В «Изборском движении» немало региональных экспертов, и в написании упомянутой работы принимали участие отнюдь не только москвичи. Но второй аспект гораздо важнее: наши отличия, разница между, скажем, Москвой и Казанью, великороссами и татарами, христианами и мусульманами, Нечерноземьем и Поволжьем — все это делает ковчег настоящим. Ведь он по библейскому канону был не чем иным, как собирателем, сокровищницей для всего того, что Богу и Ною было жаль оставить на погибающей земле.

В концепции «Русского Ковчега» прямо утверждается, что для нас важен гражданин не как деэтнизированный «общечеловек», лишенный религии и малой родины, а как гражданин-носитель самобытной культуры, рода-племени.




«Имея в числе стратегических союзников Индию с ее огромным потенциалом, мы смогли бы построить
внушительный рынок для инвестиций, нового индустриального уклада и разработки новейших технологий»

Фото: kremlin.ru

«КИТАЙСКАЯ ОСЬ «НОВОГО ШЕЛКОВОГО ПУТИ» И ЗАПАДНАЯ ОСЬ С ЕЕ ПРЕТЕНЗИЯМИ НА «МИРОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО» МОГЛИ БЫ БЫТЬ УРАВНОВЕШЕНЫ ЕВРАЗИЙСКОЙ ОСЬЮ СЕВЕР – ЮГ»


— Какой миропорядок может возникнуть после завершения начавшегося глубинного кризиса? Что ждет в этом миропорядке Россию и может ли она повлиять на его формирование?

— Еще в «Русской доктрине» мы предложили концепцию геостратегической активности России по принципу многоугольников взаимодействия. Эту концепцию сейчас мы развили дальше, в «Русском Ковчеге» она обрела более конкретные очертания. В настоящее время идет схватка двух супергигантов — совокупного Запада с возглавляющими его транснационалами и Китая, который также находится в тесном взаимопроникновении с частью мировой финансовой олигархии. РФ в этой схватке смотрится как лишнее звено, неспособное предложить роль балансира, а способное быть лишь досадной помехой для «осевого строительства» хозяев мира.

Однако и китайская ось «Нового шелкового пути» и западная ось с ее претензиями на «мировое правительство» могли бы быть уравновешены евразийской осью Север – Юг. В такой конфигурации эти оси оказались бы замкнуты на Россию и открыли бы для нее возможность, несмотря на ничтожный экономический и демографический вес, выполнять предназначение центра Евразии.

— То есть не привычная уже концепция России как моста между Востоком и Западом, а разворот «по вертикали»? С кем строить такую ось?

— Едва ли не единственный реалистичный вариант, способный выдержать испытание очень сложного поворота истории, — это потенциальный союз трех держав, стратегический треугольник взаимодействия России, Ирана и Индии. РФ в нем была бы не главным, а равноправным участником. Такой союз решал бы наиболее болезненные проблемы всех трех держав-участников. Но самое главное — он создавал бы новую геостратегическую зону, которая позволила бы трем нашим цивилизациям обрести независимость от двух «гигантов» с их подавляющим любого партнера влиянием.

Имея в числе стратегических союзников Индию с ее огромным потенциалом, мы бы и ее подстегнули к интенсивному развитию, смогли бы построить внушительный рынок для инвестиций, нового индустриального уклада и разработки новейших технологий. Также мы создали бы собственную валютную зону, самодостаточную финансовую систему, отбросив напрочь порочную ориентацию на мировую ростовщическую олигархию. Мы смогли бы эффективно решить вопросы безопасности и выстроить систему карантинов против «Цивилизации Потопа».

Наконец, такой стратегический треугольник неминуемо превратился бы в многоугольник, подобно тому, как в XX веке быстро выросло движение неприсоединения. К нашему союзу с большой долей вероятности тяготели бы Япония, Турция, большинство стран Евразийского экономического союза и многие другие. В «Русском Ковчеге» мы прописываем программу «Союза трех» подробно, вплоть до приоритетного перечня совместно внедряемых технологий и строительства транскаспийского пути с каналом, соединяющим Каспий с Персидским заливом, — это транспортная и логистическая альтернатива Суэцу и затратным обходным маршрутам.

— То есть в одиночку России с вызовами «антисистемы» не справиться? Нужны союзники?

— Экономические расчеты нашего института (Института динамического консерватизма — прим. ред.), работы Андрея Кобякова и его коллег показали, что альтернатив такому плану немного, если, конечно, мы хотим, чтобы Россия оставалась суверенной державой. В подобном нам видится выход из тяжелой ситуации, в которой оказалась теперь наша страна. Одновременно в этом есть и залог исторического творчества, ведь такой сценарий означает, что «конца истории» не предвидится, что откроется новый ее цикл и может быть построен новый миропорядок.

Сегодня ООН и ее институты подмяты «глубинным государством» и перестали играть достойную роль в регулировании мировых отношений. Евразийский союз трех кардинально изменил бы расклад сил в мире и смог бы инициировать деколонизацию международного права и строительство новой системы международных институтов. Таким образом, получается, что Россия сейчас приближается к решающему этапу своего развития и возможному решающему ее вкладу в мировое развитие. Нам необходима когорта политиков, мыслителей и практиков, умеющих не только считать и управлять, но и мечтать и дерзать, почему «Изборский клуб» и заговорил о Движении Русской мечты.

Аверьянов Виталий Владимирович русский философ и писатель, общественный деятель, директор Института динамического консерватизма (ИДК). Доктор философских наук. Соучредитель и заместитель председателя «Изборского клуба». Автор более чем 20 книг, в том числе автор-составитель ряда масштабных коллективных трудов, таких как «Русская доктрина» (2005), «Мы верим в Россию» (2010), «Артель и артельный человек» (2014), «Доктрина Русского мира» (2016), «Русский Ковчег» (2020). Поэт и исполнитель песен.

Кандидатскую и докторскую диссертации защитил в МГУ. В 2002–2006 годах — научный сотрудник Института философии РАН. Работал в издательском бизнесе, участвовал в разработке крупных интернет-проектов.

В 2005-м стал одним из учредителей центра динамического консерватизма, возглавив вместе с Андреем Кобяковым коллектив авторов «Русской доктрины». С 2009-го — директор ИДК.

Под его руководством выполнены такие работы, как «Сбережение, развитие и приумножение нации» (2006), «Преображение России» (2007), доктрина «Молодое поколение России» (2008), сборники трудов ИДК (2011–2014), ряд докладов «Изборского клуба» и др. Многие из этих работ собраны в сводном томе «Мы верим в Россию: от Русской доктрины к „Изборскому клубу“» (2019).

Лауреат премии «Русский позитив», премии журнала «Наш современник».


Маринэ Восканян
Фото на анонсе: предоставлено Виталием Аверьяновым
Tags: АВРЬЯНОВ ВИТАЛИЙ, ВЕРСИИ, ЗАГОВОРЫ, КОРОНАВИРУС, МЕДВЕДЕВ ДМИТРИЙ, ПЕРЕВОРОТ, ПОДРОБНОСТИ, ПУТИН ВЛАДИМИР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments