znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Categories:

ФСБ и СКР не стали арестовывать Путина — как вывели президента из преступного сообщества

19.05.2020 / 10:23

ЧАСТЬ 1

Правду об этом деле должны знать все — от полицейского и чекиста до руководства страны




Шесть лет назад был арестован генерал-лейтенант Денис Сугробов. Кому перешел дорогу глава ГУЭБиПК МВД, прославившийся громкими делами против коррупционеров и самых крупных обнальщиков страны? На какие ухищрения пошла организованная группа чекистов, следователей, прокуроров и судей, чтобы парализовать антикоррупционную работу, дискредитировать МВД, выдумать уголовное дело Сугробову с жестким приговором, а тем временем вырастить миллиардеров Дмитрия Захарченко и Кирилла Черкалина? Как отпускали попавшихся на коррупции, как переделывались материалы дела, затирались аудиозаписи про Путина, и почему испугался Колокольцев? Об этом и не только рассказал в эксклюзивном интервью ПАСМИ  адвокат Сугробова Эдуард Исецкий.

Денис Сугробов в июне 2011 года возглавил созданное указом президента РФ подразделение МВД — Управление экономической безопасности и противодействия коррупции. На счету управления — десятки громких расследований, включая дело «короля обнала» Сергея Магина, дело «Оборонсервиса», дело о хищении при строительстве объектов для сочинской Олимпиады.

В 2013 году 37-летнему Сугробову было присвоено звание генерал-лейтенанта, полиции, а в мае 2014 он был арестован по обвинению в превышении полномочий. Еще раньше в СИЗО по подозрению в провокации получения взятки в 300 тыс. рублей в отношении замначальника 9 службы УСБ ФСБ Игоря Демина отправились около десяти его подчиненных.

Впоследствии в деле появилось множество новых эпизодов, а также ряд новых статей УК, среди которых — «Организация преступного сообщества». В апреле 2017 года Мосгорсуд приговорил Дениса Сугробова к 22 годам колонии строгого режима, внушительные сроки лишения свободы получили еще восемь фигурантов дела.

19 декабря 2017 года Верховный суд РФ снизил срок Сугробова до 12 лет, также был смягчен приговор его подчиненным. Один из них — заместитель Сугробова Борис Колесников до суда не дожил — он выбросился из окна в ходе допроса в Следственном комитете 16 июня 2014 года.

Какие интриги, громкие имена и нарушения закона стоят за этими скупыми строчками, в интервью главному редактору ПАСМИ Дмитрию Вербицкому вспоминал адвокат Дениса Сугробова Эдуард Исецкий.



Без оглядки на должности

Сугробов — что это за генерал? Что за подразделение он возглавил?

— Когда формировалось подразделение генерала Сугробова, оно отличалось в лучшую сторону от того, что существовало до этой реформы, — тем, что был сформирован системный подход и определены направления — на вычищение банковской сферы от «серых» схем, от всего, что связано с обналичиванием. И поэтому системно началась борьба с крупнейшими группами, которые занимались выводом денег за пределы Российской Федерации и ввода денег в «черную», «серую» схемы из легального оборота.

Можно вспомнить публикацию «Форбс» «Короли обнала» там на первом и втором местах были представители «Маст-банка» и «Мастер-банка», звучало имя Сергея Магина. Это те лица, вина которых в выводе огромных сумм из легального рынка была подтверждена, они осуждены на сроки менее 9 лет, и все уже давно на свободе.

— Мы говорим о самых крупных «обнальщиках» России?

— Да. И они на свободе с начала прошлого года, по-моему. То есть уже более года. Плюс дело министерства обороны. Это совместная операция, которую проводила Федеральная служба безопасности с участием сотрудников МВД, в частности, сотрудников ГУЭБиПК, в ходе которой, в том числе, были выявлены факты хищения в министерстве обороны.

Они в курсе:


  • — директор ФСБ Александр Бортников

  • — бывший генпрокурор Юрий Чайка

  • — председатель СКР Александр Бастрыкин

  • — глава МВД Владимир Колокольцев

  • — председатель Мосгорсуда Ольга Егорова

Они не оглядывались, кто, с кем и в каких группах находится, и поэтому работали и в отношении лиц из правительства РФ, Администрации Президента — недобросовестных лиц, которые были задействованы в криминальных схемах, связанных с бюджетными средствами.


Люди без связей


— Почему поставили Сугробова? 35 лет ему было, почему именно он?

— Среди прочих кандидатов, которые были предложены, был Денис Александрович Сугробов — человек с масштабным мышлением и умением анализировать большой объем информации. В результате тщательного анализа было установлено, что никаких «серых» и «черных» пятен в его биографии нет.

— То есть планы у руководства страны были реально серьезные, потому что Сугробов был не аффилирован этой элитной тусовке, где на протяжение десятилетий уже переплелись финансовые группы правоохранительных органов? Его фактически вытащили из ниоткуда и поставили на самое ключевое направление?

— Да, именно так. Представителям, которые рассматривали должности в правоохранительных органах как получение каких-либо благ, это естественно не нравилось, и в 2011 году они активно включились в борьбу, чтобы не допустить назначения Сугробова на должность. Были иные кандидатуры, которые лоббировались в тот период времени и их, конечно, не устраивал такой человек. После того, как он был назначен указом президента, было несколько подходов со стороны вышестоящих лиц правоохранительных органов, в том числе, ФСБ, которые предлагали опереться на их плечо, предлагали работать в связке, не выбиваясь.

— А кто конкретно?

— В период изучения и рассмотрения данного дела фигурировали разные фамилии, в том числе, в показаниях Дениса Александровича Сугробова. В частности, фамилия Олега Феоктистова, заместителя начальника УСБ ФСБ России.

Справка ПАСМИ:

Олег Феоктистов — с 2004 года возглавлял 6-ю службу 9-го управления ФСБ России, в 2007 был назначен заместителем главы УСБ ФСБ. В 2016 был отправлен в отставку и стал вице-президентом “Роснефти” по безопасности, а в марте 2017 покинул компанию.

— То есть, спецслужбы в спецслужбе?

— Да, это те, кто должен заниматься непосредственно защитой должностных лиц ФСБ и выявлением коррупционной деятельности среди сотрудников. Но Денис Сугробов проявил принципиальность и заявил, что подход его будет в интересах государства и опираться на чью-либо помощь, в том числе, с какими-то определенными предложениями он не будет.

А формировать структуру и набирать личный состав будет по принципу профессионализма и отсутствия негативной информации в отношении кандидатов. Поэтому и набирались в службу лучшие сотрудники со всей России, которые проявили себя именно как профессионалы. И в итоге, когда была сформирована структура, большинство из них не имели ни квартир, ни машин.

Пятое колесо Колокольцева

— На ваш взгляд, имелись ли перспективы по наведению порядка в банковской структуре при назначении не аффилированного генерала Сугробова, но без реформы других органов?

—  К моему великому сожалению, жизнь показала, что это было нереально. С учетом всех недочетов, которые вы упомянули, без реформирования других структур и без прямого переподчинения президенту РФ это было невозможно.

ГУЭБиПК подчинялось министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву, и к сожалению, как жизнь показала, для него это было пятое колесо. Наличие такого мощного подразделения в его планы не входило, потому что он лавировал путем компромиссов с разными ведомствами и соответственно не был заинтересован в работе данного подразделения.

Старший брат из ФСБ

— Времена, когда ГУЭБиПК дали возможность работать в банковской сфере, это как раз тот период, когда действовали новые коррупционные герои, к примеру, Кирилл Черкалин?

Справка ПАСМИ:

Кирилл Черкалин — начальник банковского отдела управления  “К” Службы экономической безопасности ФСБ России. В апреле 2019 года был задержан по обвинению в мошенничестве и взятках в особо крупном размере. При обыске у Черкалина и его подельников были изъяты ценности на сумму 12 млрд рублей.

—  Да, после реализации оперативных материалов, связанных с незаконной банковской деятельностью, и после того, как на основании этих материалов были возбуждены дела и произошли первые задержания по причине вывода денег из легальной банковской сферы, было массивное давление на тех, кто осуществлял деятельность по оперативному сопровождению, и не только.

Давление осуществлялось в в ходе оперативных следственных совещаний. Приходили сотрудники определенных подразделений ФСБ, которые желали, чтобы оперативное сопровождение по делу осуществляли они.

— Почему они тратили силы на дискредитацию, вместо того, чтобы общими усилиями, — старший брат ФСБ и младший брат МВД — в ногу, строем идти наводить порядок?

—  Мое предположение, что, к великому сожалению, это та сфера, где лица, которые должны бороться и пресекать эту деятельность, зарабатывают. Такие лица находятся всегда. Это жизнь показывает — сейчас появился ряд уголовных дел, где упоминаются лица, которые зарабатывали деньги, прикрывая подобную деятельность. Поэтому я не исключаю, что цель тех, кто зарабатывал на данной деятельности, — продолжать получать свои доходы. Поэтому они не были заинтересованы в пресечении источника их доходов.

— Сугробов им мешал?

— Конечно, так как эти каналы были закрыты, повторюсь, согласно данным, которые публиковал «Форбс», это были самые крупные площадки — первое и второе места в списке. И, конечно, то большое количество людей в этой сфере, в том числе, и сотрудники правоохранительных органов, лишились своих доходов, великих доходов. Конечно, они не испытывали восторга.

— Если ГУЭБиПК многим мешал, почему реализация пошла именно через УСБ ФСБ России?

—  Если проанализировать весь большой объем дел в отношении сотрудников правоохранительных органов, то, начиная с 2004 года, будет великое множество дел в отношении высокопоставленных должностных лиц. Их цель, как я это усматриваю, — получение монопольного контроля за всей сферой якобы борьбы с коррупцией, которая является лишь имитацией борьбы с коррупцией.

Они должны быть в курсе:


  • — президент России Владимир Путин

  • —  спикер  Совета Федерации Валентина Матвиенко

  • — председатель Госдумы Вячеслав Володин

  • — председатель Конституционного суда Валерий Зорькин

  • — председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев

  • — генпрокурор Игорь Краснов

  • — руководитель ФСО Дмитрий Кочнев

  • — глава Росгвардии Виктор Золотов


И чтобы гарантировать коррупционерам, что «вас не тронут, если вы сотрудничаете с нами», надо быть единственными и неповторимыми и понимать, что никто даже взгляда не поднимет. К сожалению, это происходило в 2004 году и формировалось такое ведомство путем дискредитации всех остальных правоохранительных органов.

— Как эту деятельность охарактеризовать?

—  Дискредитировали и запугали должностных лиц правоохранительных органов, будь то Федеральная служба охраны, Госнаркоконтроль, таможенная служба, министерство внутренних дел — это завершающий этап, путем возбуждения дел в отношении наиболее знаковых, активных лиц в данных органах. Они запугали руководителей этих подразделений и появился «старший брат» и «младший брат». Младший брат в настоящее время не предпринимает никаких действий по борьбе с коррупцией, не спросив старшего брата, а можно ли это делать.

Можно ли это теперь назвать борьбой с коррупцией? Нет, конечно. Прежде чем реализовать какие-либо действия по борьбе, все оглядываются, и лишний раз не решаются, чтобы не стать фигурантом каких-то новых дел.

Пособники из органов

— Что вменили сотрудникам ГУЭБиПК, как развивались события?

— Началось все просто. Изначально все это преподносилось в СМИ, как попытка сотрудников ГУЭБиПК дискредитировать ФСБ путем провокаций в отношении одного из должностных лиц шестой службы УСБ ФСБ — Игоря Демина.

Впоследствии в материалах дела мы обнаруживаем записи прослушивания телефонных переговоров из кабинета руководителя ГУЭБиПК, датированные октябрем-ноябрем 2011 года. На минуточку, само подразделение ГУЭБиПК создано только в июле 2011 года. Это означает, что с самого начала в сплошном режиме прослушивался кабинет руководителя.

Есть еще дополнительное письмо, которое было приобщено в рамках рассмотрения уголовного дела в Мосгорсуде, о том, что, оказывается, с октября 2010 года сотрудники УСБ ФСБ осуществляли контроль за некими должностными лицами на уровне заместителя министра внутренних дел. В тот период это был Евгений Школов, потом — Михаил Ваничкин.

Справка ПАСМИ:

Евгений Школов — с 15 ноября 2006 года возглавлял департамент экономической безопасности МВД, в 2017 году был назначен на должность замминистра внутренних дел. С мая 2012 года по июнь 2018 — помощник президента РФ, курировал деятельность Управления президента по вопросам госслужбы и кадров.

И в рамках некого дела с 2011 года осуществлялось прослушивание кабинета руководителя вновь созданного структурного подразделения МВД — ГУЭБиПК — Сугробова Дениса Александровича.

Исходя из того, что он находился на постоянном контроле 2011, 2012, 2013 год и соответственно до 2014 года включительно, возникает вопрос, кто кого пытался провоцировать и кто в отношении кого осуществлял незаконные действия? Если вы контролировали все это время, и вам стали известны какие-либо признаки преступления, что вы должны сделать по требованиям закона, в том числе, оперативно-розыскной деятельности? Пресечь. Но на протяжении всего времени никаких действий по пресечению какой-либо деятельности не было.

Если бы была какая-то коррупционная составляющая, то в этом случае — вы пособники, вы укрываете тяжкое или особо тяжкое преступление. В данном случае, как они утверждают, 210-я, — особо тяжкое, а укрывательство особо тяжкого преступления является уголовно наказуемым. Если какое-либо преступное сообщество существовало, и вы 24 часа контролируете, то вам об этом было бы известно. Если это не так, то очевидно, что вся эта история заведомо ложная.

Каток от Ивана Ивановича

Очень знаковыми для понимания сути данного дела аудиозаписи разговоров, которые были размещены, в том числе, на вашем ресурсе. Эти записи, участниками которых являются различные лица Администрации президента, администрации Московской области, исходят от бывшего главы Серпуховского района Александра Шестуна.

Согласно интервью, которые давал Шестун, одним из участников был Иван Иванович Ткачев, бывший руководитель шестой службы, ныне руководитель Управления К. Иван Иванович, не зная, что осуществляется запись, высказывает Шестуну, что может его ждать, приводит примеры, используя язык аллегорий. В частности, он упоминает дело в отношении генерала Сугробова и говорит о том, какой алгоритм используется по этим делам. Вообще свои действия и действия УСБ ФСБ сравнивает с катком и рассказывает, как каток этот проехался по ГУБиПК.

Справка ПАСМИ:

Иван Ткачев — с 2005 года занимал пост главы 6-й службы УСБ ФСБ. В 2016 возглавил управление «К», которое занимается контрразведывательным обеспечением кредитно-финансовой сферы. В декабре 2017 года ему присвоено звание генерал-майор.

Если проанализировать все аналогичные дела, которые возбуждались в разное время, можно установить закономерность, что они расследуются примерно одними и теми же следователями Следственного комитета — это Сергей Новиков, Руслан Миниахметов, Алексей Крамаренко, ныне уже осужденный.

Надзор осуществляет одно и то же подразделение в генеральной прокуратуре и примерно одни и те же судьи рассматривают дела. Технология примерно одна, и если посмотреть все дела, которые расследовались данными лицами и сопровождение по которые осуществляло УСБ ФСБ, конкретно — шестая служба, то можно увидеть, что все они — по одному сценарию.
Tags: БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ, ВЕРСИИ, КОЛОКОЛЬЦЕВ ВЛАДИМИР, КОРРУПЦИЯ, МВД РФ, МНЕНИЕ, СУГРОБОВ ДЕНИС, ФСБ РФ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments