znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Category:

США лишились главного космического козыря на случай войны с Россией

15:14  17 Апреля 2020 г.

Командование космических сил США (SPACECOM) заявило, что 15 апреля Россия произвела испытание ракеты прямого противоспутникового перехвата. По утверждению Пентагона, запуск был осуществлен с полигона «Плесецк». Министерство обороны России о данном пуске не сообщало и официальных комментариев не давало


США лишились главного космического козыря на случай войны с Россией
Федеральное агентство новостей


«Это русское испытание — очередной пример того, что угроза для космических систем Америки и ее союзников реальна, серьезна и растет», — заявил командующий SPACECOM, руководитель космических операций вооруженных сил США генерал Джон В. «Джей» Рэймонд.

Насколько справедливы опасения Пентагона в отношении российского чудо-оружия? И почему единичное неподтвержденное испытание могло так взволновать американское командование?

Прямо в небесное яблочко

Что вообще представляет собой противоспутниковая ракета? В заявлении SPACECOM, отвечающего за военное освоение космического пространства, говорится о так называемых ракетах прямого противоспутникового перехвата (англ. direct-ascent anti-satellite, DA-ASAT).

К типу DA-ASAT в западной классификации относятся такие средства ПРО, которые могут поражать цели на околоземной орбите в результате прямого удара с поверхности Земли. Обычно тут подразумеваются классические ракетные технологии, хотя в конце 1980-х годов и в США, и в СССР активно работали над альтернативными вариантами уничтожения спутников с Земли, например с помощью мощных лазеров.

Впрочем, уже тогда стало ясно, что наземные противоспутниковые лазеры — штука весьма капризная. Она чересчур громоздка и сильно зависит от погодных условий. Поэтому в итоге американцы остановились на идее уничтожения спутников с помощью заатмосферного кинетического перехватчика — специальной боеголовки, запускаемой с земной поверхности классической ракетой.

Боеголовка такой ракеты представляет собой небольшой маневрирующий аппарат, двигающийся на конечном участке траектории с собственной скоростью около 2,7 км в секунду. При такой скорости ему не требуется взрывчатое вещество — особенно с учетом того, что цель, например межконтинентальная ракета или околоземный спутник, несется навстречу перехватчику, и их скорости складываются.

При такой орбитальной механике весящая всего около 30 килограмм боеголовка может при столкновении с целью высвободить около 130 мегаджоулей кинетической энергии. Это соответствует взрыву 31 килограмма тринитротолуола, что даже больше собственного веса боеголовки. Как показали американские испытания, подобной энергии вполне хватает не только для разрушения хрупкого спутника, но и для уничтожения достаточно защищенной боеголовки МБР.

При всей элегантности принципа кинетического перехвата он требует от боеголовки-перехватчика как минимум двух обязательных моментов. Во-первых, запускающая ее противоракета должна стартовать на курсе перехвата, а не вдогонку МБР или спутнику. Во-вторых, от перехватчика требуется беспрецедентная точность попадания в цель. Ему надо угодить именно в контур МБР или спутника, иначе принцип кинетического воздействия просто не сработает.

В силу второго момента разработка прямого кинетического перехвата даже в США была реализована только в начале 2000-х годов, когда бортовая электроника стала компактной, чтобы поместиться в корпус перехватчика. И быстродействующей, чтобы обеспечить точную корректировку перехватчика при его приближении к быстро летящей цели.

Вначале кинетический перехват был реализован для комплекса ракет GBI, установленного на Аляске и в Калифорнии в 2005 году для парирования ракетной угрозы со стороны, как заявлялось, КНДР.

Первое поколение перехватчиков было еще громоздким: боеголовки ракет GBI весили около 64 кг, а для придания им нужной начальной скорости в предельно сжатом по времени пуске пришлось использовать специально разработанную под них ракету-перехватчик наземного базирования. Производство ракет GBI оказалось дорогим удовольствием, поэтому два района ПРО получились «куцыми»: изначально они включали 44 противоракеты, и лишь в 2019 году были озвучены планы на установку еще 20 противоракет.

В середине 2010-х годов Штаты решили отказаться от использования ракет GBI в пользу более компактных зенитных ракет SM-3 (RIM-161 Standard Missile 3). Кроме фактора меньшей стоимости и унификации с обычной зенитной ракетой, в пользу SM-3 сыграл еще один момент — неистребимое желание американских адмиралов любой ценой использовать для запуска противоракет возможности штатной флотской пусковой ракетной установки Mk 41.

Именно из этой установки американцы производят запуски всего, что мы только видим и слышим в новостях: крылатых ракет Tomahawk, зенитных ракет RIM-7 Sea Sparrow и зенитных управляемых ракет SM-2.

Однако использование новой компактной ракеты, пригодной для запуска из Mk-41, имеет свои недостатки. Ее максимальная длина может составлять 7,7 метра, а вес вместе с капсулой ограничен 14,5 тоннами — и то для так называемой тяжелой, «ударной» версии пусковой установки. Поэтому пусковой вес ракеты SM-3 получился совсем уж небольшим — лишь 1,5 тонны.

Это отразилось и на остальных параметрах перехвата. По настильной траектории дальность кинетического перехватчика SM-3 оказалась ограничена лишь 500 километрами, а максимальная высота поражения объекта уменьшилась до 250 километров. Да и этого удалось достичь только за счет уменьшения массы кинетического перехватчика до 30 кг — против 64 кг у GBI.

Поэтому, кстати, пусковые установки ракет SM-3 пришлось размещать максимально близко к границам «условных противников», например России или Ирана: в противном случае они были бы бесполезны для перехвата МБР.

Оборона, больше похожая на наступление

Так или иначе, до последнего времени, судя по всему, США считали кинетические перехватчики, установленные на ракетах GBI и SM-3, своим эксклюзивным ответом на любые угрозы из космоса.

Формальное обозначение этих систем как «противоракетных» не должно вводить в заблуждение: тяжелыми заатмосферными перехватчиками системы GBI можно перехватить любую цель на орбите высотой до 2000 км, а радиус действия этой ракеты достигает 5500 км (для сравнения, высота орбиты МКС составляет 337–430 км). Ее «младшая сестра», SM-3, тоже достает до космических орбит, хотя в ее случае для уверенного поражения орбитальной цели та должна пролетать почти непосредственно над пусковой установкой.

Как следствие, обе эти системы являются системами того самого класса DA-ASAT. Просто Штаты крайне неохотно признают их таковыми, продолжая рассказывать общественности, что основная задача этих противоракет — сдерживать «агрессивные замыслы» Северной Кореи, Ирана и прочих стран из «оси зла». Иными словами, Вашингтон позиционирует свое противоспутниковое оружие исключительно как средство защиты, всячески замалчивая его реальные наступательные возможности, включая внезапный первый удар.

Немного истории. Эффективные средства борьбы со спутниками противниками, вражескими МБР и боеголовками были созданы еще в конце 1960-х годов, почти одновременно в СССР и в США. В то время возможности бортовой электроники были явно недостаточными для точного наведения кинетических перехватчиков на цель, поэтому оба противника в Холодной войне выбрали одно и то же решение — ядерные боеголовки на противоракетах ПРО. Действительно, если ты не можешь попасть в цель размером 1 метр — то пусть тогда цель попадет в твой космический ядерный взрыв диаметром в несколько сотен метров!

Однако у такого подхода бы недостаток. Любой космический ядерный взрыв — это не только огненный шар продуктов реакции, но и «засветка» земной ионосферы на многие тысячи километров вокруг, которая происходит за счет жесткого гамма-излучения взрыва.

После такой «засветки» земная ионосфера становится непрозрачной для радиоволн — все радары, будь то вражеские или свои, в таких условиях просто «слепнут». Кроме того, временно теряется связь со спутниками, а импульсом ЭМИ повреждаются многие электронные компоненты, причем как в космосе, так и на Земле.

Хорошо, если таким образом мы отражаем массированный ядерный удар, но в качестве ответа на запуск, например, высокоточных ракет с обычными боеголовками подобная защита выглядит чрезмерной. Из «ядерной пушки» по воробьям палить бессмысленно — больше будет ущерб для себя.

Поэтому США возлагали очень большие надежды на эксклюзивное владение кинетическими перехватчиками. Они позволяли Пентагону использовать их возможности в различных доктринах внезапного глобального удара — когда бы с помощью средств прямого противоспутникового перехвата спутниковые «глаза», «уши» и объекты спутниковой связи вероятного противника выводились из строя первым точечным ударом.

После этого по ослепшей, оглохшей и потерявшей координацию жертве можно было бы нанести безнаказанный массированный удар — и даже без ядерного оружия, исключительно высокоточными обычными вооружениями.

Чего боится Америка

Теперь становится понятным, почему Америка так сильно боится российских разработок в сфере прямого противоспутникового перехвата. Если Россия, по мнению экспертов из SPACECOM, уже способна создать свои собственные заатмосферные кинетические перехватчики, то это означает, что элементная база, поисковые алгоритмы, а также конструкторские решения систем наведения и коррекции траектории у русских дошли до американского уровня. Или даже его превзошли, что тоже весьма вероятно.

В таком случае Штаты теряют «высокотехнологичную монополию» на прямой противоспутниковый перехват, которую Вашингтон до последнего времени держал как один из главных козырей в противостоянии с любым противником, включая Россию. В самом деле, на многие американские угрозы у Москвы до сих пор был один-единственный ответ — запуск сценария «Судного дня» — с немедленной эскалацией конфликта до уровня глобальной термоядерной войны, неприемлемой для Вашингтона.

Если же у России появляются собственные средства прямого противоспутникового перехвата, то в вероятном конфликте Америка становится столь же уязвимой в космосе, какими она полагала своих возможных противников, включая РФ. А значит, у нашей страны появляется действенная возможность произвести глобальное сдерживание любого конфликта без перевода его в крайне опасную стадию ядерной эскалации.

Вот почему нынешние страхи США, облеченные в канву «специальных заявлений» в отношении нового российского оружия, можно только приветствовать. Значит Россия находится на правильном пути в своем военном строительстве — и уже догнала или перегнала Америку в крайне чувствительной для нее сфере.

via
Tags: В США, ПРО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments