znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Categories:

Какую правду о Горбачеве, Ельцине и Путине Язов просил «Комсомолку» опубликовать после смерти

25 ФЕВР. 11:30
ВИКТОР БАРАНЕЦ

Свое итоговое интервью последний маршал СССР дал военному обозревателю «КП» некоторое время назад - и просил не печатать текст, пока он жив...





Ушел последний маршал Советского Союза Дмитрий Язов. Фото: Алексей Дружинин/ТАСС






Накануне юбилея маршала Язова я взял у него интервью. Привез текст - для визирования. А он сказал: «Загляни через пару деньков». Язов тогда убрал многое про Горбачева и Ельцина, про Путина и Сердюкова...Про полный вариант текста маршал с грустной улыбкой сказал мне: «Опубликуйте после моей смерти... Сейчас о некоторых моментах и людях помолчу. Будут споры, обиды. А я не в том состоянии, чтобы в дискуссиях участвовать».

«КП» публикует оригинал беседы с Дмитрием Язовым - как он и завещал...

ИЗ-ЗА ПАРТЫ - НА ФРОНТ

- Почему пошли на войну раньше срока?

- Я родился 8 ноября 1924 года. Когда война началась, мне не было и 17 лет. Я с одноклассниками помчался в военкомат. Но нас не брали из-за недостающего возраста. А я сказал, что с 23-го года. Так и записали. Так и пошло гулять по документам.

- Но у вас же комсомольский билет был?

- Был. Но я его не показал. Так 50 лет с 1923-м годом рождения и прослужил.

- Ну, а что после военкомата было?

- Отправили в Новосибирск, туда Московское военное училище имени Верховного Совета эвакуировали. Учились стрелять, окапываться, переползать, тянуть мины под танк. Два месяца учились тому, чему обычно учатся 3 года. А потом нас привезли в Москву, на Курский вокзал. Пешком мы дошли до Лефортово. Там было училище. Оно ушло на фронт, а на его месте формировались дивизии ополченческие. А в июле нас выпустили уже. Лейтенантами. Готовилась операция «Искра». Один наш батальон пошел на Ленинградский фронт, второй – на Волховский.

- Вы попали на…

- На Волховский. В 177-ю дивизию. Хотя я и был уже офицером, но пацан-пацаном! А многим солдатам в дивизии было по 45-50 лет.

- А куда именно вы попали?

- В Погостье под Ленинградом. Наш батальон от штаба армии до Погостья пешком пришел - 50 километров. Голодные шли. По пачке пшена на троих дали – сухой паек.

Жевали пшено. Отоспались, а утром - командиру дивизии представляться. Его не было. Мы представились начальнику штаба дивизии. Отвели нас в лес, там стоят на большой поляне человек 400 офицеров и солдат дивизии. Нас пристроили к левому флангу. Выходят и становятся перед этим строем комдив с начальником политотдела, прокурор, судья и зачитывают приказ: расстрелять младшего лейтенанта Степанова за то, что он сбежал с позиции, когда немцы поперли… Он убежал, но его взвод отразил атаку. Как раз приказ Сталина №227 вышел.

- Ни шагу назад!

- Да. В этот день мы, юные лейтенанты, как раз подоспели к казни этого младшего лейтенанта Степанова. Вырыли могилку, она заполнилась ржавой водой. В затылок ему стрельнули, он упал. Мхом забросали и всё...

«ОТПУСК» В ОКОПАХ

- А где у вас первый бой был?

- Там же, у станции Погостье. Наша 177-я дивизия готовилась к наступлению. И мы должны были прорывать оборону противника. Я и наступал там со своим взводом. Немецкий снаряд упал в болото, меня подняло взрывной волной... Почувствовал, что в ногу ранило. В эвакогоспиталь попал, на станции Пикалево. Когда вернулся в полк, пришел в штаб. А начальник штаба: «О, Язов! Хорошо, что приехал!». И со вздохом: «Костя погиб Соловьев!». Мы с лейтенантом Соловьем были одного выпуска, вместе приехали. Начштаба сказал: «Принимай соловьевскую роту». Я пошел, принял роту. Вместо отпуска. И в бой...

- Сколько в вашей роте было тогда народу?

- Человек 13. А по штату положено - 100. Выбивало личный состав сильно. Снова мы готовились к наступлению. Пулеметы появились буквально в каждом взводе. Столько было пулеметов, а хорошо стрелять некому! Потому что каждый день немец сильно бойцов выкашивал. Иногда за день - треть убитых и раненых. А целый километр по фронту такая жидкая рота занимала. Дзоты мы зашивали толстыми резиновыми мешками. От резины хорошо отскакивал снаряд. Не пробивало. А когда надо было ползти вперед, перед собой бронированные щитки держали.

- Тяжелые?

- Килограммов 10-15. Но стало легче, когда болота подмерзли к январю. Начали мы 12 января 1943 года наступление. И прорвали-таки тогда блокаду Ленинграда. В тех боях второй раз ранило меня. Осколками гранаты. Немец бросил гранату, я пригнулся. Только рот разинул крикнуть что-то, предупредить подчиненных, - взорвалась граната. Вот здесь, под глазом, ее осколок до сих пор сидит.

- А почему операцию не сделали?

- Нерв проходит глазной. Можно было ослепнуть. Лечился в медсанбате. На перевязку бегал с передовой. Я ведь командовал ротой. Да и ранения не такие, чтобы уж умирать или с госпитале отлеживаться. А в марте 43-го меня направили на курсы усовершенствования комсостава. Я прибыл туда уже старшим лейтенантом. И тут зам командующего фронтом генерал Сухомлинов приехал посмотреть, как готовятся кадры. Приказал мне рассказать наизусть обязанности командира взвода. Я отчеканил. Сухомлинов говорит: «Вот таких грамотных офицеров надо оставлять учить людей». И оставили меня на курсах.

И до января 44-го года, пока мы не перешли в новое наступление, я находился там. А потом попал в 63-ю гвардейскую дивизию. В ней и воевал до конца войны.


Дмитрий Тимофеевич Язов принимает парад в честь 70-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Фото: Фотохроника ТАСС



«МАТ ХОРОШ В КОЛХОЗЕ»

- Что чувствовали, когда немцев убивали?

- Я не немцев, я фашистов убивал.

- На фронте человек приучается материться, курить, пить водку.

- Ни к чему я не приучился – ни пить, ни курить…

- И даже материться?

- Мат хорош в колхозе, когда быки не слушаются. А с людьми нельзя.

- Ваш последний бой был где?

- В Курляндии. В мае 45-го. Там у немцев 200 с лишним тысяч группировка была. Мы с Балтийским флотом должны были не пропустить их в Берлин. Мы прижали их к морю. Там и был мой последний бой, последний выстрел... Там я Победу и встретил.

- Как вы узнали, что Победа?

- Немцы перестали стрелять, вести активную разведку, прорываться из котла...

- Где встретили 9 мая 1945 года?

- В Митаве, Прибалтика. Там наша дивизия дислоцировалась. Я служил в 19-м полку. В начале мая Шапшаева, комполка, сильно ранило, ему руку отняли в госпитале. И я с другими офицерами приехал в госпиталь проведать его. И тут пришла весть, что все, конец войне, немец сдался, Победа! И мы кое-что привезли Шапшаеву… Ко Дню Победы. И там его и встретили.

Пальба была невероятная! Стреляли из пистолетов, из автоматов, из карабинов. Ну, и выпили, конечно.

ПРО ЖУКОВА И СТАЛИНА

- Какое отношение у вас было к маршалу Жукову?

- Мое личное уважение строилось тогда на том, что Жуков возглавлял два фронта (Ленинградский и Волховский), когда прорывали блокаду Ленинграда. И успешно выполнил задачи.

- А что про Жукова в окопах говорили?

- Чаще такое: «Там, где Жуков, там победа».

- У вас не изменилось к нему отношение?

- Нет. Уже после того, как я ушел из армии (потом был восстановлен) и стал председателем комитета памяти Жукова, к нему еще больше стало симпатии.

- Как относитесь к тому, что пишут о Жукове некоторые писатели-фронтовики?

- Это те, которые на фронте в тыловых землянках сидели и баб тискали?

- Те, которые его «мясником» называли...

- Читал... Эти писаки из рядовых или сержантов критиковали Жукова за то, что он «не туда», «не так», «не тогда» наступал... Что бездарно фронтами командовал. Я выхожу из себя, когда иные «эксперты» невежественно присваивают себе право со своей блошиной кочки рассуждать о глобальных стратегических вопросах... И о такой гигантской фигуре, как Жуков. «Мясник... Большие потери»... А что, войны без людских потерь бывают? «Жуков воевал бездарно». Если Жуков воевал против Гитлера так бездарно, то почему Жуков над рейхстагом, а не Гитлер над Кремлем победный флаг повесил, а?

- Кричали ли наши солдаты «За Родину, за Сталина!», когда в атаку шли?

- Я сам людей так в атаку не раз поднимал. Родина и Сталин были для нас, фронтовиков, неотделимы. Или кто-то думает, что одни солдаты шли в атаку на врага за Родину, а другие - за Сталина? Ну, глупость же! Да, Сталин был великимруководителем страны и армии. Но иногда и он ошибался. Но вы назовите мне хотя бы одного идеального руководителя такого же масштаба.

- А сталинским репрессии - в том числе и в армии?

- При всех жестоких ошибках Иосифа Виссарионовича я не перестал его уважать. Это сейчас легко судить о расстрелах и Гулагах. А в 30-е годы в стране было много врагов власти. Был большой риск того, что страна могла повернуть назад. И что, - Сталин должен был смиренно смотреть на все это? Если хотите, вопрос стоял так - или или...

Вы документы, документы посмотрите! Большинство репрессированных кто составлял? Бандиты, рецидивисты, преступники, воры, диверсанты-вредители, заговорщики. Одни участвовали в подрывах шахт, другие пускали под откос эшелоны, третьи устраивали катастрофы на заводах...

- Ваше отношение к Сталину во время войны и после менялось?

- Такого второго политика, дипломата, стратега, как Сталин, в мировой истории трудно найти. Наверное, лишь раз в 1000 лет рождаются такие люди, как Пушкин и Сталин.

- Но начало войны он прозевал...

- А вы бы в Кремле в то время на его месте посидели... Когда один разведчик или генерал сообщает одно, а другой - другое. И вроде бы обоим нельзя не верить.

- А как относитесь к тому, что в мемуарах писали о Сталине наши полководцы?

- По-разному. Одни льстили, другие за какие-то обиды таили на Сталина злобу и были явно предвзятыми . Третьи...

- А вы себя к какой категории причисляете?

- Я и сам не знаю... Наверное, и я не могу быть объективным. Потому что вижу его заслуг перед страной и народом больше, чем просчетов...Сталин действовал по законам политической борьбы. На кону была жизнь государства. И его надо было спасать от врагов. Термин «враги народа» появился в результате политической лихорадки. И Сталину, и партии надо было как-то оправдывать репрессии. В то лихое время очень непросто было отделить политическую гниль от здоровых корней общества...

- А сейчас эта гниль в России есть?

- Да полным-полно! Ну, не зря же мы говорим и о пятой колонне, и о национал-предателях! Ведь уже дело до чего дошло? Из этого гнилого болота раздаются призывы к правительству США сильнее давить санкциями на Россию... Берегите Россию от этой падали! Она может развалить государство. Да, оно несовершенно, но его надо лечить, а не умерщвлять!


Дмитрий Тимофеевич Язов. Фото: Юрий Лизунов, Александр Чумичев/Фотохроника ТАСС



РЮМКА ВОДКИ НА СТОЛЕ

- Если вспомнить обычную жизнь на фронте… У вас зазноба была?

- Была. Девушка знакомая. Журавлева Катя. Редактор районной газеты в Боровичах. Наша часть там стояла, когда Боровичи были в тылу Волховского фронта. Я был на курсах усовершенствования командного состава. Там и встречал Новый год. Пригласил Катю на вечеринку. Пару рюмок для храбрости выпил и окосел. Не пил никогда.

- И как это повлияло на ваши отношения с Катей?

- Я после войны на ней женился. Там же, в Боровичах. А в 1975 году ее не стало…

- Вы аттестат зрелости получили только после войны?

- Да, в 53-м году. Я сунулся я поступать в академию, а мне говорят: «Аттестат давай!». Но у меня его не было. Я ведь школу не успел закончить. Ушел в армию. А после войны в Ленинграде в Доме офицеров была вечерняя школа-десятилетка. А я тогда майором уже был. После службы каждый день на уроки ходил. Там и сдал экзамены за 10-летку.

ХРУЩЕВСКАЯ ГИЛЬОТИНА

- Как удалось удержаться в армии во время «знаменитого» хрущевского сокращения?

- У меня было два выхода: либо уволиться, либо согласиться с той должностью, которую мне предлагали. Я не стал ломаться, с комбата перешел на полковую школу. Куда мне было уходить? К матери в деревню? Начальник управления кадров округа, хороший генерал, говорил: «Иди. Ты еще поднимешься». И я поднялся. И с этой полковой школы пошел старшим офицером управления боевой подготовки округа.

- Во время Карибского кризиса 1962 года было у ощущение, что третья мировая вот-вот вспыхнет?

- Да, было. Я со своим полком оказался на Кубе. Приехали на военный совет. Командующим группой войск был генерал Плиев. Открывается боковая дверь и первым стремительно входит не Плиев, а член Политбюро Микоян. И сообщает: для американцев уже не секрет, что мы на Кубе, они знают, сколько наших ракет, направленных на США, тут стоит. Фидель Кастро объявил мобилизацию. А командирам нашим надо разъехаться по частям, чтобы подготовиться к возможным боевым действиям и зарыться. Зарыть, что можно. Прежде всего продовольствие.

- Чтобы демаскирующие признаки убрать?

- Да. Мой полк привез с собой муку, сухие борщи краснодарские, консервы на год вперед! Одной муки - 200 тонн! А солнце палит. Продукты начали портиться. Мы часть кубинцам отдали для свиней. За муку мы свиней получили примерно 30 штук.

При том нервы у офицеров и солдат были на пределе.

- Чувствовали, что американцы начинают Кубу прижимать?

- 20 октября примерно прилетел американский самолет У-2, который снял две наши ракеты.

- Не успели спрятать?

- Выверяли их просто. Потом убрали. Нужно было, чтобы все ракеты стояли точно, нацеленными как положено…

- И американцы засекли их?

- Да. Две ракеты всего. Но американские журналисты написали, что у нас 41 ракета, они направлены на города США. И весь юг США побежал на север! Кеннеди собирает экстренное совещание. И там у командующего ВВС США спрашивает: «Вы даете обязательства, что мы все советские ракеты уничтожим?». Тот говорит: «Нет. Наша тактическая авиация лучшая в мире, но гарантию, что все ракеты будут и все боеголовки будут уничтожены, я дать не могу. Если даже у русских останется 3 боеголовки, то это значит, что не будет городов США». Кеннеди тогда хлопнул по столу: «Значит, блокада!». Американские корабли сразу Саргассово море перекрыли. И наши два ракетных полка, которые на судах шли к Кубе, повернули назад. Но на острове остались 24 наших ракеты.

Радиус - 2,5 тысячи километров. Надо было иметь ракеты, чтобы собаке можно было показать зубы…

- А когда пришло ощущение, что кризис рассасывается?

- После обмена Хрущева и Кеннеди письмами. ООН два месяца вырабатывала совместный документ. Потом предложили признать письма Хрущева и Кеннеди в виде официальных документов ООН.

- Вы были на Кубе после того кризиса?

- Да. Ко мне хорошо относились, а вот к нашим решениям убрать с Кубыразведывательный центр, не очень…

- Это ошибка была?

- Недотёпство такое. И жадность непонятная. 100 миллионов в год мы платили Кубе за Лурдес. Зато получали огромное количество стратегических и тактических выгод.


ПРОДОЛЖЕНИЕ



Tags: ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ, ЯЗОВ ДМИТРИЙ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments