?

Log in

No account? Create an account
znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Categories:

The Washington Post (США): разведывательный успех века

13.02.2020
Грег Миллер (Greg Miller)

The Washington Post logoThe Washington Post, США

ЧАСТЬ 3
ПРОДОЛЖЕНИЕ (НАЧАЛО)






Кризис «Гидра»

В 1980-х годах «Крипто» какое-то время несла убытки, но разведывательная информация лилась бурной рекой. За время 10-летней ирано-иракской войны американские разведслужбы перехватили более 19000 иранских сообщений, зашифрованных на машинах «Крипто», получая информацию по таким темам как связи Тегерана с террористами и покушения на диссидентов.

Как сообщается в документах ЦРУ, американские разведслужбы сумели прочитать от 80% до 90% иранских шифровок. Это количество наверняка уменьшилось бы многократно, если бы Тегеран не пользовался дефектными устройствами «Крипто».

В 1989 году машины «Крипто», которыми пользовался Ватикан, сыграли важнейшую роль в охоте Америки на панамского лидера Мануэля Антонио Норьегу (Manuel Antonio Noriega). Когда диктатор попытался укрыться в папской нунциатуре (это что-то вроде посольства), о его местонахождении стало известно из сообщений, отправленных миссией в Ватикан.

Но в 1992 году в операции «Крипто» случился первый серьезный кризис. Иран решил, наконец, проверить свои давние подозрения и задержал торгового агента компании.

51-летний Ганс Бюлер (Hans Buehler) считался лучшим продавцом компании. С Ираном у «Крипто» был заключен один из самых крупных контрактов, и Бюлер ездил туда на протяжении многих лет. Случались напряженные моменты, например, в 1986 году, когда иранские власти устроили ему допрос с пристрастием после взрыва в дискотеке и американских ракетных ударов по Ливии.

Спустя шесть лет он сел в самолет швейцарских авиалиний и отправился в Тегеран. Но не вернулся. Узнав об этом, «Крипто» обратилась за помощью к швейцарским властям, и компании сообщили, что иранцы арестовали Бюлера. Сотрудникам консульства Швейцарии разрешили посетить Бюлера, и они сообщили, что этот человек в «плохом психическом состоянии».

Спустя девять месяцев Бюлера, наконец, отпустили, когда «Крипто» согласилась выплатить иранцам миллион долларов. Согласно документам, эти деньги тайно предоставила БНД. ЦРУ помогать деньгами отказалось, сославшись на американское правило не уступать требованиям о выкупе за заложников.

Бюлер ничего не знал об отношениях «Крипто» с ЦРУ и БНД, а также об уязвимостях шифровального устройства. Но домой он вернулся с психологической травмой, подозревая, что иранцам больше чем ему известно о той компании, в которой он работает. Бюлер начал рассказывать швейцарским СМИ о своих передрягах и подозрениях.

Такая огласка вновь привлекла внимание к давно забытым догадкам, в том числе, к ссылкам на «проект Бориса» из огромной коллекции личных бумаг Фридмана, которые после его смерти в 1969 году были переданы в Виргинский военный институт. Среди доставленных в Лексингтон 72 ящиков были материалы переписки с Хагелином на протяжении всей жизни Фридмана.

В 1994 году кризис усилился, когда Бюлера показали по швейцарскому телевидению в репортаже, где также фигурировал Фрутигер, фамилию которого зрителям не назвали. Бюлер умер в 2018 году. Инженер Фрутигер, уволенный за то, что он отремонтировал системы шифрования в Сирии, не откликнулся на просьбу дать комментарий.

Михаэль Групе (Michael Grupe), сменивший Вагнера на посту директора «Крипто», согласился выступить на швейцарском телевидении и оспорил выдвинутые обвинения. «Групе выступил убедительно, и возможно спас программу», — говорится в материалах ЦРУ. На просьбу дать комментарий Групе не ответил.

Тем не менее, прошло несколько лет, прежде чем скандал утих. В 1995 году «Балтимор Сан» (Baltimore Sun) опубликовала серию журналистских расследований об АНБ, одно из которых называлось «Договорная игра». В этой статье разоблачались некоторые аспекты взаимоотношений агентства с «Крипто».

В статье сообщалось, что в середине 1970-х годов представители АНБ ездили в Цуг на тайные встречи с руководством «Крипто». Они представлялись консультантами из подставной компании «Интеркомм Ассошиэйтс» (Intercomm Associates), но потом называли свои настоящие имена, которые были занесены в протокол сотрудником компании.

Из-за этого скандала и широкой огласки некоторые сотрудники начали искать новую работу. А некоторые страны, в том числе, Аргентина, Италия, Саудовская Аравия, Египет и Индонезия, либо отказались от контрактов с «Крипто», либо временно их приостановили.

Поражает то, что согласно документам ЦРУ, среди них не было Ирана, который «почти сразу возобновил закупки устройств CAG».

Главной жертвой кризиса «Гидра» (кодовое название дела Бюлера) стало партнерство ЦРУ и БНД.

Долгие годы руководство БНД испытывало отвращение от того, что их американские партнеры не видели разницы между врагами и союзниками. Партнеры часто спорили, какие страны заслуживают того, чтобы получать защищенные версии продукции «Крипто», а американские представители настаивали на том, что переделанное оборудование надо отправлять почти всем, не задумываясь о том, союзники они или нет. Главное — обманом убедить их в необходимости его приобретения.

В немецком повествовании бывший директор БНД Вольберт Шмидт (Wolbert Smidt) пожаловался на то, что Соединенные Штаты «хотели вести себя с союзниками как со странами третьего мира». Другой сотрудник БНД подтвердил слова Шмидта, отметив, что у американцев «в мире разведки друзей нет».

Закончилась холодная война, пала Берлинская стена, а у объединенной Германии появились иные проблемы и приоритеты. Немцы посчитали, что операция «Крипто» подвергает их серьезным рискам. «Гидра» ошеломила немцев, и у них возникли опасения, что разоблачение их причастности к операции вызовет возмущение в Европе и приведет к колоссальным политическим и экономическим последствиям.В 1993 году руководитель БНД Конрад Порцнер (Konrad Porzner) ясно дал понять директору ЦРУ Джеймсу Вулси (James Woolsey), что поддержка в высших эшелонах власти в Германии ослабевает, и что немцы хотят выйти из партнерства в «Крипто». 9 сентября руководитель резидентуры ЦРУ в Германии договорился с представителями БНД о том, что его управление выкупит немецкую долю за 17 миллионов долларов.

Немецкие разведчики сожалели об отказе от участия в операции, которую они в основном задумали и подготовили. В немецких материалах высокопоставленные руководители спецслужб обвиняют политических руководителей в том, что те положили конец одной из самых успешных программ с участием БНД.

Выйдя из программы, немцы вскоре лишились доступа к той разведывательной информации, которую продолжали собирать американцы. У Бурмейстера возник вопрос о том, входит ли Германия «в то небольшое число стран, за которыми американцы не следят».

Документы Сноудена дали неутешительный ответ, показав, что американские разведывательные ведомства не только считают Германию объектом наблюдения, но и прослушивают сотовый телефон канцлера Ангелы Меркель.

Жива и здорова

История ЦРУ практически заканчивается на выходе Германии из программы, хотя есть четкие указания на то, что программа эта продолжалась и дальше.

В материалах, в частности, отмечается, что дело Бюлера стало «самой серьезной брешью в системе безопасности программы», однако не было фатальным. «Это дело не привело к прекращению программы, — говорится в документах, — и на рубеже столетий „Минерва“ была жива и здорова».

В действительности операция вступила в продолжительный период спада. К середине 1990-х годов «дни больших прибылей были уже в прошлом», и «Крипто» вполне могла обанкротиться, если бы не денежные вливания американского правительства.

В результате ЦРУ долгие годы проводило операцию, которая была жизнеспособной и ценной как разведывательное мероприятие, но не как коммерческое предприятие. Ассортимент продукции «Крипто» уменьшился, а доходы и контингент заказчиков сократились.

Но разведывательные данные продолжали поступать, о чем рассказали бывшие и действующие разведчики. Во многом это объяснялось бюрократической инерцией. Многие страны просто не перешли на новые шифровальные системы, которые появились в 1990-х годах и позднее, и не отключили свои устройства «Крипто». Согласно документам, это прежде всего относится к наименее развитым странам.

Большинству сотрудников, чьи имена упоминаются в материалах ЦРУ и БНД, сейчас за 70 и даже за 80. Кто-то умер. Давая в прошлом месяце интервью в Швейцарии, некоторые бывшие работники «Крипто», упомянутые в документах, рассказали, что испытывают чувство неловкости из-за своей работы в компании.

Их никогда не информировали об истинном характере отношений с разведслужбами. Но у них были обоснованные подозрения, и эти люди испытывают определенные угрызения совести из-за того, что решили остаться в компании, хотя полагали, что она занимается обманом.

«Надо было либо уходить, либо в определенной степени мириться и принимать все как есть», — сказала Кафлиш, которой сегодня 75 лет. Она ушла из компании в 1995 году, но продолжает жить на окраине Цуга в здании перестроенной ткацкой фабрики. Там она и ее семья на протяжении многих лет ставят в сарае полупрофессиональные оперы. «Были причины, по которым я ушла», — отметила эта женщина. Среди них сомнения и дискомфорт от работы в «Крипто», а также желание больше быть дома со своими детьми. После последних разоблачений, сказала Кафлиш, «у меня возникла мысль, что надо было уйти раньше».

Шпёрндли сказал, что он сожалеет о своих логических обоснованиях. «Я иногда говорил себе, что будет лучше, если эти хорошие парни в США будут в курсе происходящего между диктаторами из третьего мира, — объяснил он. — Но это дешевое самооправдание. В итоге все получилось не так».

Большинство руководителей, напрямую привлеченных к операции, руководствовались идеологическими соображениями и отказывались от дополнительной оплаты, кроме зарплаты в «Крипто», о чем свидетельствуют документы. Видман был одним из немногих исключений. «Приближалось его время ухода на пенсию, и тайная компенсация значительно увеличилась», — говорится в истории ЦРУ. А еще его наградили медалью с печатью ЦРУ.

После выхода БНД из операции ЦРУ расширила свой тайный арсенал компаний из области шифрования, о чем рассказали бывшие западные разведчики. Используя заработанные «Крипто» деньги, управление тайно приобрело вторую фирму и стало оказывать поддержку третьей. В документах нет никаких подробностей об этих компаниях. Однако в материалах БНД отмечается, что один американец приобрел давнего конкурента «Крипто» швейцарскую компанию «Гретаг» (Gretag), которая после смены названия в 2004 году была ликвидирована.

Сама «Крипто» тихо ковыляла вперед. Она многое пережила: переход от металлических ящиков к электронным платам, от телетайпов к системам скремблирования речи. Но ей было трудно сохранить свои позиции на рынке криптографии, который с аппаратного обеспечения перешел на программное. Похоже, американские разведывательные ведомства пустили операцию «Крипто» на самотек, а АНБ переключило свое внимание на «Гугл», «Майкрософт», «Веризон» и прочих американских технологических гигантов, пытаясь как-то воспользоваться глобальными масштабами их деятельности.

В 2017 году здание штаб-квартиры «Крипто» под Цугом продали фирме коммерческой недвижимости. В 2018 году были поделены и распроданы остатки компании, которая проработала почти 100 лет. Эти сделки, по всей видимости, должны были стать прикрытием для ухода ЦРУ.

CyOne купила швейцарскую долю бизнеса «Крипто», и сделка была структурирована как выкуп руководством. Таким образом, основные сотрудники «Крипто» смогли перейти в новую компанию, защищенную от рисков шпионажа и получившую надежный источник дохода. Единственным заказчиком и клиентом CyOne сейчас является правительство Швейцарии, которому всегда продавали защищенные версии оборудования «Крипто».

Джулиано Отт (Giuliano Otth), работавший генеральным директором «Крипто» с 2001 года вплоть до ее расчленения, занял такую же должность в CyOne, когда она приобрела швейцарские активы. Учитывая то, как долго этот человек работал в «Крипто», он наверняка знал, что одним из ее собственников является ЦРУ, как знали об этом все его предшественники.

«Ни у CyOne Security, ни у господина Отта нет никаких комментариев по поводу истории „Крипто“», — говорится в заявлении компании.

Международные счета и производственные активы «Крипто» были проданы шведскому предпринимателю Линде из состоятельной семьи, которая владеет холдингами коммерческой недвижимости.

В прошлом месяце на встрече в Цюрихе Линде сказал, что компания привлекла его своими традициями и связью с Хагелином. Такое прошлое находит отклик в Швеции. Получив новую собственность, Линде даже взял со склада часть старого оборудования Хагелина и выставил его на всеобщее обозрение у входа на завод.

Узнав о том, что «Крипто» владели ЦРУ и БНД, Линде был заметно потрясен. Во время переговоров он сказал, что не выяснял личности акционеров компании. Он спросил, когда будет опубликован материал, а потом заявил, что некоторые его сотрудники работают за рубежом, и выразил обеспокоенность по поводу их безопасности.

В последующем интервью Линде рассказал о том, что его компания проверяет всю продаваемую ею продукции на предмет скрытых уязвимостей. «Мы должны как можно скорее порвать со всем, что имеет отношение к „Крипто“», — заявил он.

Когда его спросили, почему он не потребовал от Отта и прочих участников сделки объяснений об обвинениях в адрес «Крипто», Линде сказал, что считал эти обвинения «просто слухами».

По словам Линде, его успокаивало то, что у «Крипто» по-прежнему были серьезные контракты с зарубежными странами, которые, по его мнению, тщательно проверяли продукцию компании и непременно отказались бы от нее, обнаружив там признаки взломов и переделок.

«Я даже приобрел название бренда „Крипто“», — сказал он, подчеркивая свою уверенность в честности компании. Но в свете всплывшей информации, отметил Линде, это было, пожалуй, «одним из самых глупых решений, которые я принимал за свою карьеру».

Ликвидацией компании занималась та же самая юридическая фирма из Лихтенштейна, которая за 48 лет до этого обеспечила прикрытие Хагелину в сделке с ЦРУ и БНД. Условия сделок 2018 года не раскрываются, но по оценкам бывших и действующих сотрудников, совокупная стоимость составляет от 50 до 70 миллионов долларов.

Для ЦРУ это было последнее вознаграждение за операцию «Минерва».

Свой материал для статьи предоставила Джули Тейт (Julie Tate).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.









via
Tags: В ГЕРМАНИИ, В США, В ШВЕЙЦАРИИ, КРИПТОГРАФИЯ, ШПИОНАЖ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments