?

Log in

No account? Create an account
znat_kak (znat_kak) wrote,
znat_kak
znat_kak

Category:

The Diplomat (США): кто боится первого автодорожного моста между Китаем и Россией?

27.01.2020
Ян Цзян (Yuan Jiang)
Открытие первого автомобильного моста, соединяющего российский Благовещенск с китайским Хэйхэ, вызвало широкий резонанс. Рассмотрим широко распространенный миф о том, что Китай намеревается совершить демографический захват Дальнего Востока России





За последние несколько лет мы видели множество примеров сотрудничества Китая и России — запуск газопровода «Сила Сибири», который ведет к северной границе Китая, соглашение о том, что китайская телекоммуникационная компания Huawei займется созданием сетей 5G в России, облет Тайваня российскими военными самолетами, а также помощь России в создании китайской системы противоракетной обороны. На фоне этих событий открытие первого автомобильного моста, соединяющего Благовещенск на Дальнем Востоке России с городом Хэйхэ на северо-востоке Китая, вызвало широкий резонанс. Некоторые эксперты и СМИ, особенно на Западе, настаивают на стереотипе о том, что этот мост может ускорить демографическую экспансию Китая на Дальнем Востоке России. Но лично я считаю, что такая логика ведет к смешению тенденций прошлого с нынешней реальностью растущего доверия в российско-китайских отношениях.

Безусловно, у мифа о демографической экспансии Китая и синофобии в большее широком смысле довольно длинная история в России, отражением чего стал тот факт, что китайская половина моста была построена много лет назад, а строительство российской части завершилось только что. Такие настроения объясняются тесным соседством Китая и России и огромной разницей в численности населения вдоль совместной границы.

Генерал Алексей Куропаткин, который был министром обороны и командующим российской армии во время Русско-японской войны, однажды отметил, что, «если бы нам пришлось упразднить российско-китайскую границу и позволить китайцам прийти в Сибирь как русским, Сибирь очень скоро китаизировалась бы, а русские перебрались бы за Уральские горы». В 2006 году российское правительство выпустило указ, касавшийся иностранных рабочих-иммигрантов, который заставил некоторых китайских рабочих покинуть Россию. Профессор Юрий Тавровский из Российского университета дружбы народов утверждает, что, когда Китай предлагает помочь в реализации инфраструктурных проектов на Дальнем Востоке, российские власти стараются сохранять бдительность и учитывать возможные последствия, хотя открыто никто ничего об этом не говорит.

Тревоги России еще больше усиливаются из-за максималистских территориальных амбиций убежденных китайских националистов. В Китае в ходе публичных дискуссий и в научной среде постоянно звучат жалобы и упреки в адрес России, которую называют страной, сумевшей извлечь наибольшую выгоду из заката современного Китая в период династии Цин. Это довольно любопытный феномен, учитывая существование сильной цензуры в Китае, то есть открытое выражение этих настроений указывает на молчаливое одобрение со стороны китайского правительства. В 2011 году известная в Китае песня об озере Байкал, написанная Ли Цзянем (Li Jian), вызвала у китайцев массу сожалений о потере территорий, которые их страна была вынуждена уступить России. Между тем мощный интерес китайского бизнеса к озеру Байкал обернулся довольно значительными инвестициями в этот район, в результате чего в 2019 году россияне устроили акции протеста против потенциального загрязнения озера из-за строительства новых китайских фабрик. По словам Тавровского, эта история споров за территории глубоко укоренилась в «коллективном воображении» как россиян, так и китайцев.

Но действительно ли эти негативные образы и трения, неизбежно возникающие в процессе взаимодействия, имеют значение, если государства — в данном случае два крупнейший авторитарных государства — стараются не использовать их в качестве оружия и не манипулировать этими настроениями, чтобы отвлечь людей от внутренних проблем и укрепить стабильность внутриполитической ситуации? На самом деле подобные настроения возникают по всему миру, когда дело доходит до сотрудничества с Китаем, однако они не влияют на суть двусторонних отношений даже в демократических государствах, где общественность открыто выражает свое мнение. Если взять в качестве примера японско-китайское сотрудничество, то, несмотря на хорошо известную историческую ненависть между ними, текущий территориальный конфликт в Восточно-Китайском море и несколько торговых споров, объемы двусторонней торговли между ними растут уже несколько десятилетий — в 2018 году товарооборот достиг 327,7 миллиарда долларов.

Более того, нет никаких достоверных доказательств массовой миграции китайцев в Россию. По данным Федеральной миграционной службы, в мае 2015 года в России находилось 11 миллионов иностранцев, в основном рабочих-мигрантов. Среди них китайцев было всего 3% (то есть около 330 тысяч человек), и они занимали десятое место после украинцев (23%), узбеков (19%), таджиков (9%), казахов (6%), белорусов, азербайджанцев, молдаван, армян и киргизов (по 5%). В 2015 году глава Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский заявил, что в России нет китайской экспансии и что китайских мигрантов на территории страны всего на 10-20 тысяч больше, чем немцев.

Прежде эксперты описывали российско-китайские отношения как «горячие в политике, холодные в экономике», а также «горячие на официальном уровне и холодные на уровне народов». Но теперь ситуация изменилась. Китай остается крупнейшим торговым партнером России уже девять лет подряд. В 2018 году объемы двусторонней торговли впервые в истории превысили отметку в 100 миллиардов долларов, и они продолжили расти в 2019 году. В ноябре 2019 года Василий Либо, управляющий инвестициями в Агентстве Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, сообщил, что китайские инвестиции составляют почти 60% от общего объема иностранных инвестиций в этом регионе.

Кроме того, в 2018 году Китай посетило 2,5 миллиона россиян, а Россию посетило 2 миллиона китайцев. Что еще интереснее, результаты исследования, проведенного аналитическим центром Pew весной 2019 года, показали, что лучше всего к Китаю относятся именно россияне — 71% опрошенных сообщили о своем положительном отношении к Китаю (в 2018 году так ответили 65%), — что указывает на рост взаимопонимания между китайцами и россиянами.

Запад десятилетиями рассматривал российско-китайскую границу через призму исторических настроений, не принимая во внимание современные реалии. На самом деле потепление климата и более высокие зарплаты в Китае являются для большинства китайцев более привлекательной альтернативой, нежели перспектива работы в России. Более того, как сказал профессор Александр Лукин из Московского государственного института международных отношений, «КНР никогда не выдвигала официальных территориальных претензий в адрес России, даже в самые напряженные периоды советско-китайских отношений». Напротив, в период хаотичного становления Российской Федерации китайское правительство предлагало урегулировать территориальные споры на основе равенства и диалога и постоянно советовало гражданам Китая, жившим в России, соблюдать российские законы и вносить вклад в экономическое развитие страны. Что еще важнее, Россия и Китай обладают достаточной военной мощью, чтобы уничтожить друг друга, и сталкиваются с одинаковым давлением со стороны Соединенных Штатов, — эти факторы служат мощными стимулами для укрепления мирных двусторонних отношений.

Демографическая экспансия Китая есть и будет всего лишь мифом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.










Tags: В КИТАЕ, В РОССИИ, ДЕМОГРАФИЯ, МНЕНИЕ, ОТТУДА, ЭКСПАНСИЯ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments